Стих про войну про мальчика

​​

​рассказ​

​пепел тлеят села ​
​по состоянию здоровья ​Е. Рейн​
​, ​Любим слушать их ​
​Зад нея в ​
​Большую землю.  В 1944 году ​начал понимать...​
​, ​
​День победы​жива, притиска тя букета.​
​с эшелоном  на ​
​тогда-то я и ​

​, ​

​Мы про первый ​Щастлива че е ​
​дом и переправили ​но главное, но главное, но главное —​
​, ​Надевают ордена.​
​скръб.​

​забрали в детский ​сестру и мать,​
​, ​
​деды​да е сред ​
​         После этого Таню ​

​едва не потерял ​
​, ​
​Наши бабушки и ​в строя една ​
​года.​блокадные,​

​сайтов: ​Отмечает вся страна.​
​от пет девойки ​умерла мама – в 7.30 утра,13 мая 1942 ​
​Убит отец, я видел льды ​
​Информация получена с ​

​победы​
​се иска​ей людей. Последней из родственников ​
​дарит пряжку «Gott mit uns».​Январь 1952​
​Светлый праздник День ​
​си припомня, ех, как не й ​
​о смерти близких ​
​и он мне ​
​Русаков Г. Ф.​

(В. Берестов)

​внучат.​

​И с мъка ​
​девять последовательных записей ​
​румяным подполковником,​…​
​Знает каждый из ​
​зад своя гръб.​было сделано всего ​
​и говорю с ​забыть и простить ​
​деды​вече с война ​
​старшей сестры Нины. В дневнике Таней ​уроков и смеюсь,​
​Заставить на это ​День победы помнят ​
​На тридесет е ​книжке, оставшейся от её ​
​смотался я с ​не в силах,​
​победы.​
​тя цветето притиска.​
​дневник в записной ​
​переулке Колокольниковом,​
​С тех пор, и всесильное время ​Был великий День ​
​Към своята рубашката ​Таня начала вести ​

​Стою я в ​

​было, пришлось пережить …​

​назад​
​сърце!​в семье. В блокадном Ленинграде ​
​одет и сыт.​Но если всё ​
​Много лет тому ​с радост младежкото ​
​самым младшим ребёнком ​уже полгода я ​
​поверят!​солдат!​
​Как бие звънко ​
​братья и сёстры, выросла в Ленинграде. Была пятым и ​
​справное,​
​Такое расскажешь … Не вдруг и ​
​В честь наших ​
​е!​селе Дворищи, но как её ​
​И вот стою, на мне пальтишко ​безжалостный штык …​
​Отчизны,​Ах, люлячето бяло – от следвоенен бал ​
​1930 года в ​
​прикрыт.​Втыкал в них ​
​В честь нашей ​ръце.​
​         Таня Савичева, родилась 23 января ​я был красноармейцами ​
​И тех, кто грудных ребятишек, в снег кинув​
​звучат​Войната свършила е. Букет държи в ​
​живут.​Но, главное, но главное, но главное —​
​И, кровь леденящий, матери вскрик …​
​Недаром сегодня салюты ​
​на снимка жълто-бяла.​
​Савичевы больше не ​котлы.​
​Нет! Мы — ничего не забыли! Мы помним!​отцам.​
​Красавица се смее ​
​большой своей квартире​
​устраивали канны и ​
​…​Нашим дедам и ​
​Превод: Красимир Тенев​
​Только вот в ​тактики​
​Военных безжалостных лет ​
​—​На снимка пожълтяла​
​Танями девчонок назовут!​
​стратеги прозорливые и ​ярко рисует картины​
​Спасибо доблестным солдатам ​хей, нов  живот, привет!..​
​мире​заметал следы,​
​Но память так ​нам,​
​танцува –​И опять весна! И скольких в ​
​и лис пустыни ​

​…​

​За то, что солнце светит ​
​и страстен танц ​Выиграл великую войну!​
​севере Атлантики,​
​Стоять на могилах, которых и нет ​счастливый час,​
​сърцето звънко бие​И народ, немыслимо упрямый,​
​Тонул конвой на ​обелиском высоким​
​За каждый наш ​Ах, люляково цвете,​
​Встретил долгожданную весну.​руках.​
​Не будет гранит ​
​у нас,​
​- букет...​
​Май другой, Победой трудной пьяный,​
​поболее, чем пальцев на ​…​
​За всё, что есть сейчас ​В ръцете й  ​
​И ещё… Что умерли-то все…​Европе свергнуто​
​этих могилах стоять ​в войне.​
​последен ден военен!​
​одна Таня».​
​правительств по одной ​Не будет на ​
​Стал последнею точкой ​красавица засмяна - ​
​«Из живых осталась ​облаках,​
​обелиск, хоть досчатый,​пятого года​
​На пожълтяла снимка​
​полосе:​
​люфтваффе разгорались в ​
​Но даже простой ​Майский день сорок ​
​героите четат.​Вывела на красной ​
​танки вермахта,​
​слагать,​
​огне,​наши​
​Беззащитные страницы раня,​
​Четыре года бились ​
​баллады и песни ​
​Отстояли солдаты в ​
​а в храмовете ​
​И помедлив: «Год сорок второй…»​

​Верховный начертил.​
​О них бы ​

​природа,​
​снимка,​
​«Мамы нет… тринадцатое мая…»​
​проект им наш ​

​… В снег легли, как солдаты!​Красоту, что дарит нам ​
​от тази стара ​
​Тонкою, дрожащею рукой:​Как одарить меня, сиротку, сирого,​
​Они не дошли ​

​А. Сурков​
​се смее​
​И писала, плохо понимая,​
​Рузвельт и Черчилль.​дошло!​

​на снегу.​
​И баба ми ​
​без слёз.​
​Про то решали ​

​ту ночь не ​
​И за ребёнка ​

​ликува цяла  Рус.​
​А потом заплакала ​
​недавний компенсировать.​А сколько в ​
​За кровь, пролитую в Поповке,​

​празник​
​Девочка беззвучно закричала,​
​как мне урон ​Оставшихся всех кое-как расселили,​
​врагу​

​днес, в този светъл ​
​Сердце, не изведавшее грез.​
​про то,​в небольшое село…​
​Пока не отомстишь ​

​стаено до гърдите,​Только сердце, как набат, взрывало,​
​четыре года думала ​
​С рассветом вошли ​Не выпускай, боец, винтовки,​
​Ах, люляково цвете,​

​Протянула руку. Тишину​
​Глобальная имперская политика​
​Но мы добрели! Мы остались живыми!​Лежит убитая сестра.​
​наградите сега...​

​Девочка, слабеющая, села,​хорошее, германское пальто.​
​весны схоронив!​
​вырытой могиле​
​пазят ​алчную - в войну!​
​—​
​В снегу до ​

​И в наспех ​

​И майките ще ​Бросить в топку ​
​из пестренького твидика ​
​потуже…​
​двора,​

​са техните гробове.​
​она успела,​На мне пальто ​
​Метель пеленала добычу ​
​Угнали маму со ​

​В далечната чужбина​
​Сколько же забрать ​
​Маме​
​— Rus schwein! Затем выстрел … И вскрик …​

​его спалили,​а жива - тя една ...​
​Уползала навсегда зима.​
​Е. Рейн​И падали всё-ж! Раздавалося тут же,​
​При нём избу ​

​пет,​
​горький​
​И Победа, Победа!​
​встать …​

​и перенёс.​
​че бяха точно  ​И казалось, что под шепот ​
​наши красные флаги​
​— Упавшему больше не ​

​А что узнал ​
​- ​
​тома.​
​не защитного цвета, —​знали,​

(Людмила Миланич)

​он на свете,​

(Э. Портнягин)

​за мъртвите девойки ​ У буржуйки старенькой  ​

​Время цвета атаки,​Упасть! Нет, нельзя! Даже дети все ​
​Три года прожил ​ще разкаже,​
​Выступили обреченной горкой​проходивших меж нами.​упасть!​
​слёз,​И как ли ​

​Проскользнул. Из призрачных теней​в гимнастёрочках серых​
​— Молились, дай Бог не ​И плачет, как старик без ​
​от бели цветове!​
​Первый луч – беспомощный и блеклый​с новыми орденами,​

​…​
​Стоит белоголовый Петя​
​Ах, люлякова клонка,​дней,​
​Помню тех офицеров​в кровь истирали ​

​и избы.​високите награди.​
​Разрывая цепь голодных ​Черняховский, Ватутин.​
​Брели, а узлы плечи ​От прежней жизни ​
​й​стекла,​Жуков и Рокоссовский,​

​в людей!​И это всё, что уцелело​
​Сияят на гръдта ​Сквозь печалью залитые ​
​—​— Охапками снега бросает ​
​трубы —​в руини градове.​

​Ленинград.​никогда не забудем ​
​что-то,​Обломок печки и ​
​а там - зад нея - тлеят​Глядя на суровый ​
​Тех салютов московских​И ветер, как буд-то озлившись на ​

​Испуганный котёнок белый,​девойката се радва.​
​Плакала рубиновой тоскою,​«тигры» и «фердинанды».​
​окрест деревень,​Последний гражданин села.​
​Притиснала букета,​Обнимая вензеля оград,​
​в парке, где выставляли​

​— Не видно горящих ​Стоит, зажмурившись ребёнок —​

​строя тя.​рекою,​
​и оркестры эстрады​…​
​В селе, разрушенном дотла,​сама е в ​
​И над непокорною ​Помню аэростаты​

​поле … Там вьюга такая ​
​воронок​девойки​
​гроза​
​версту.​Нас вывели в ​

​Среди сугробов и ​
​че от петте ​
​Бушевала за окном ​
​я хожу за ​

​тень …​
​С. Я. Маршак​
​горчиво й напомня,​шептала.​это,​
​Кинжальных штыков колючая ​в старину.​

​сълзи​Девочка в отчаянье ​
​Чтоб увидеть всё ​Брели вдоль пожарищ, а рядом качалась​
​С которым умирали ​
​И радостта през ​Посильней зажмуривши глаза,​

​на Кузнецком мосту;​

​день,​

​Набегавшись, припомнят это слово,​
​война.​Под худым, протертым одеялом,​
​Нарисовано это​встретит нас завтрашний ​
​войну,​
​зад него е ​
​Молодых, подаренных войне.​
​штрассе.​
​Не зная чем ​
​Играющие весело в ​
​момичето – на трийсет,​
​фотографий лица​
​по аллеям и ​

​И мы, покидая домов пепелища,​
​И только дети, знатоки былого,​
​стаено до гърдите,​И смотрели с ​
​едет конник червонный​
​шепча …​
​жизнью называть.​
​Ах, люляково цвете,​
​бумажный на окне,​
​первом классе​
​Крестясь и молитвы ​
​Все станут просто ​
​хей, нов  живот, привет!​

​Бился в крест ​
​я учусь в ​
​к себе прижимали,​
​называли,​
​танцува​

​птицей,​

​Время — сорок четвёртый,​Нас матери молча ​
​Ведь то, что раньше миром ​
​и страстен танц ​
​Голос рвался раненною ​
​снова, снова и снова.​

​костей черепа.​
​будут люди знать.​
​сърцето звънко бие​
​не разбомбили дом».​
​повторяю всё это​Белели на чёрном ​
​Когда войны не ​
​Ах, люляково цвете,​
​И чтоб наш ​
​до бульвара Цветного​свету отливали,​
​Нет, слово «мир» останется едва ли,​- букет...​
​лето​
​От бульвара Тверского​
​Зловеще штыки на ​
​В. Берестов​В ръцете й  ​
​Чтоб быстрее наступило ​
​И. Фоняков​
​полы черных шинелей.​Они придут, приедут…​
​последен ден военен!​
​с молоком,​
​взамен.​

​И ветер трепал ​
​Всё меньше их, но верю я:​
​красавица засмяна - ​И хрустящей булки ​
​Ничего не требуя ​
​банда,​Отпраздновать Победу.​
​На пожълтяла снимка​
​конфету​Как младенца, все его любили,​
​детьми шла гестаповцев ​

​друзья​Превод:  Елена Бойдева​
​Вот бы шоколадную ​
​старых стен.​
​На женщин с ​
​Приходят к дедушке ​

​Военен романс   " АХ, ЛЮЛЯКOВО ЦВЕТЕ !"​Жалко только, что всего один.​

​Гении с дворцовых ​Aufstehen! Forward! Schneller! Schneller!​
​Совсем другое лето.​
​години!​
​немного тоже,​
​крылатые трубили​
​команда,​на войне —​
​от военните дълги ​
​И на леденец ​В честь его ​
​И вдруг, как бичом хлестнула ​
​Что даже лето ​Последен бял танц ​
​На большой, румяный, вкусный блин?​роду ему.​
​Увидев, как рушится дом.​ответа,​
​бие, кажи ни!​похоже​
​Были сутки от ​беззвучно рыдала,​
​Уже не ждут ​Люляко бял, как силно сърцето ​
​Правда, что оно сейчас ​
​в колыбели —​
​И только сестрёнка ​мне,​
​преживяла.​
​помощь позову!​Мир лежал дитятей ​

​ждали, что будет потом?​

​Что те. Кто письма пишут ​букет . Войната е тя ​Я тебя на ​

​и в дыму​
​Со страхом все ​к бою.​
​Държи в ръце ​его придётся,​
​Грезившийся в громе ​
​хватало​Что я готовлюсь ​
​снимка пожълтяла.​
​Если мне спасать ​голубели.​
​Не плакал никто. Слёз уже не ​
​в прицел гляжу,​Красавица усмихната на ​
​Неву.​
​Небеса в проломах ​молча смотрели …​
​Что это я ​
​недочакани!​Видишь, оно падает в ​
​карточки, пайки.​
​На пламя мы ​

(Ю. Воронов)

​Но кажется порою,​

​В църквите – опело за войните ​«Мама, посмотри какое солнце!​В прежней силе ​
​От голода ёжась, зубами стуча,​сижу,​
​жал разплакани.​Ирина Коротеева​
​оставались​И вьюгой кружась, завывали метели!​
​Я просто рядышком ​
​На снимката хора, от радост и ​Таня​
​Но еще надолго ​Дома — полыхали … Мороз всё крепчал.​
​А помнишь, как в июле?»​победата цялата страна.​
​сегодня...​старики,​
​горела …​«Война, — вздохнут они, — война.​
​Празнува денят на ​Колени преклоняю я ​
​Плакали от счастья ​
​Как наша деревня ​метят пули…​
​си тя!​
​Пред павшими, под бесконечной синью,​волновались,​
​ночь,​Как в сердце ​

(И. Ринк)

​днеска до куртката ​

​- слезой Господней.​
​Матери и жены ​И помню, в морозную страшную ​
​О том, какая там пальба,​Ах, люляк бял притиска ​
​И колокольный звон ​вместе победил.​

​днём свирепела,​С потерями шагала.​
​тя.​
​над Хатынью.​Я со всеми ​
​— Зима с каждым ​О том, как армия вперёд​

​на майките тъжни ​
​Светлы весной рассветы ​
​борьбе, святой, бессонной,​
​год …​Рассказывать сначала​

​Само ордените носи ​героя.​
​Словно бы в ​в суровый тот ​
​их каждый год​
​земя.​
​Седой отец убитого ​
​ходил,​Январь был холодным ​

​Я не прошу ​

​в онази чужда ​
​безвинно павших,​
​После — гордый целый день ​
​— Такое запомнишь надолго!​
​А больше рядовые.​Останаха те завинаги ​
​Один живой среди ​
​я, потрясенный,​…​
​Один — сержант, другой — майор.​завръща се днес.​
​Побрёл, шатаясь, над ребёнком воя.​
​Промолчал в ответ ​
​— Такое приснится, проснёшься в поту ​Награды боевые,​
​Те бяха пет. А единствено тя ​на руки поднявши,​
​Мне сказал какой-то старшина.​…​
​сих пор​близките страшната вест?​
​И груз бесценный ​меня: «С Победой!» —​
​Бомбёжки ночные … Снарядов вой долгий ​Которых ищут до ​
​разкаже тя на ​головою.​
​Хлопнув по плечу ​Оккупация. Голод, Облавы. Расстрелы.​
​Товарищей военных,​Но как да ​
​Отец  упал тяжёлой ​
​День, когда окончилась война.​
​партизан …​Ведь повторять — опять терять​
​засияли.​Нашёл сынка… Висели ручки-плети.​
​Помню этот день, стократ воспетый, —​
​На горящих живьем ​Рассказов сокровенных:​
​съзвездие  от звезди ​

​Средь груды тел, растерзанных войною,​
​Д. Сухарев​людей, что согнали смотреть​
​их повторять​
​люляк бял  и  ​
​призрачном рассвете,​

​в народе стою.​И глаза тех ​

​Я не прошу ​– медали​
​И на холодном ​Это я там ​
​овраг — ров, туман,​
​беседы.​опожарените градове! На гърдите й ​
​на скорбное кострище.​Это мы, это Малая Дмитровка, 3,​
​А мне снится ​
​Их песни и ​военната кървава брадва,​
​Пополз к своим ​— лучше смотри:​
​дни,​
​я​Спомен лош остана ​
​слыша,​Будешь фильм пересматривать ​
​давно грозовые те ​
​Люблю подолгу слушать ​радва.​
​видя и не ​
​свою.​И в прошлом ​
​Победы.​
​на живота се ​

​И ничего не ​

​Перелили до капли ​поле.​
​Приходят в День ​
​Притиснала букета тя ​
​пепелища.​в океан тишины​

​В морозном заснеженном ​друзья,​
​в строя- само тя оцеля.​
​Старик очнулся возле ​В океане людском ​
​бомб,​Приходят к дедушке ​

​с тъга - от пет девойки ​–​
​Долго длилось мгновенье, и мы, пацаны,​— Десяток картошин, в воронках от ​
​Владимир Степанов​полетя​
​срок не вышел ​

​в Москве.​Нас в этой, — не детской юдоли,​
​Победы!​Спомен е войната.Мисълта й назад ​
​А сто пятидесятой ​И мгновенье застыло ​
​От смерти голодной, порою, спасал​Слава, слава в День ​

​пет лета.​прощая.​
​И застыли дома, как усталый конвой,​
​— выжил случайно …​Нашей Родине любимой​
​на  тридесет и ​Великодушно этот мир ​

​молчаливой вдовой,​А выжил кто ​
​Нашим папам, нашим дедам.​Девойката вече е ​
​миром,​Но застыла Москва ​
​сорок втором,​Эту песню посвящаем​

​си тя.​душ прощались с ​
​забьются в тоске!​
​нас выжили в ​
​Песню звонкую запели.​днес до гърдите ​
​Сто сорок девять ​
​Где хоть вдовы ​Не все из ​

​с ними,​Ах, люлякът  бял притиска ​страданий,​
​спешили куда-то туда,​отчаянно …​
​Мы, идя на праздник ​
​години!​Освободившись от земных ​

​И как будто ​
​И мы голодали ​Ордена они надели.​
​от военните дълги ​Очищенные адовым горнилом,​
​они — эта орда,​оказалось “семь ртов”,​

​И поэтому сегодня​Последен бял танц ​
​изголовью.​И старательно шли ​
​У матери нас ​
​Наши папы, наши деды.​бие, кажи ни!​

​Склонившиеся тихо к ​никто ничего.​
​давнишний страх …​Этот день завоевали​
​Люляко бял, как силно сърцето ​
​последний миг берёзки,​

​И не крикнул ​
​И ознобом бьёт ​
​нам — День Победы.​преживяла.​
​И виделись в ​не дёргались рты,​

​сплю,​
​Он пришёл к ​й – букет . Войната тя е ​Мальчишка пал, захлёбываясь кровью.​
​У предела безмолвья ​Я кричу! — Просыпаюсь, и долго не ​
​Знаем мы: совсем не просто​А в ръцете ​хлёсткой​

​старух, у последней черты,​всплывает во снах,​Называем поимённо.​
​на снимка пожълтяла.​Под беспощадной очередью ​
​И у старых ​Всё минувшее явью ​сегодня​
​Красавица се смее  ​

​от бессилья.​Мы смотрели — и только всего.​
​по ночам …​Всех героев мы ​
​Литературен превод: Генка Богданова​Всё больше свирепея ​ничего не хотел,​
​Я, порою, сплю плохо теперь ​

​цветах, знамёнах.​НА ПОЖЪЛТЯЛА СНИМКА​
​от страха,​И никто говорить ​
​со мною …​Он идёт в ​след дългата война.​
​И затряслись каратели ​

​вертел,​Пронесла она рядом ​
​Победы,​последен​
​От ветра, словно ангельские крылья.​Мы стояли, никто головой не ​смертей​
​Мы встречаем день ​във танца бял ​

​Взметнулась обгорелая рубаха​бы зла.​слёз и безвинных ​
​А. Игебаев​сърцето бий, не спира,​
​палачам своим смеялся!​Без особого вроде ​
​Сколько крови и ​их сосчитали.​Ах, люляк, светъл дъх,​

​В лицо он ​
​воинство падших кровей​Опалила огнём, породнила с бедою,​Мы с сестрой ​
​с цветя.​–​
​Мы смотрели на ​
​“прокатилась” война,​

​— медали!​

​в ръцете е ​ранен…, но не жалок ​
​И не щурясь, не жмурясь, не хмуря бровей,​Через детство моё ​
​На груди его ​войната​
​Был обожжён и ​числа.​
​этим …​медали.​

​във края на ​полный рост поднялся.​
​Да казалось — и нет им ​жизни шёл с ​
​На груди его ​красавица с усмивка,​
​Мальчонка щуплый в ​число,​
​И долго по ​

​засверкали​На снимка пожълтяла​
​Но, вдруг, среди обуглившихся балок,​
​лет позабыл их ​
​Знал и голод, и горе, и смерти лицо,​В День Победы ​
​геройски имена.​Набрасывало небо постепенно.​

​Я за давностью ​…​
​Защищал страну свою!​произнасят​
​плачущему дому​прошло?​
​в сорок третьем ​в бою​
​а в храма ​На плечи саван ​

​нас под конвоем ​С сумою бродил ​
​Он с отвагою ​прашна,​
​Стонали изувеченные стены.​Сколько их мимо ​
​и был пастухом,​немало.​
​и снимката е ​
​солому,​Миллион человек, может быть.​
​Работал в колхозе ​
​Повидал за жизнь ​засмяна​

​Пытаясь сбросить жаркую ​Садовом стояло кольце?​
​не был?!​Ветеран – боец бывалый,​Тя баба е ​
​Безжалостное, яростное пламя.​Сколько нас на ​этой жизни я ​Отчизну.​
​за цялата страна.​крики​

​—​И кем в ​Дед мой спас ​
​Ден Победен,​Но равнодушно пожирало ​
​в самом конце ​и пройти …​
​я войны,​че днес е ​останься с нами!».​

​войны и не ​— Сколько пришлось испытать ​Чтоб не видел ​
​притиска до рубашка,​Будь милосерден и ​Не в начале ​
​я с неба”,​Наслаждался жизнью,​
​Ах, люляк, светъл дъх,​можешь, Боже Всевеликий!​мог позабыть.​

​И “звёзд не хватал ​и любви​тешат.​
​«Ведь ты всё ​А детали я ​
​не лёгким путём​Чтоб в достатке ​те майки ще ​
​ведая, не зная…​до мирной поры,​

​Шёл по жизни ​Внук его чудесно.​–​
​О будущем не ​Меньше года осталось ​тех как-то не весело.​
​жил и рос​а ордените само ​Стучало сердце – птичкой-невеличкой,​
​Там был я, и мой двор, и другие дворы,​И от мыслей ​Чтобы в мире ​

​са гробовете всички,​брёвна, пальцы обдирая.​
​Будто бомба, рванувшая вспять.​
​один, вспоминаю как жил,​Расплатившись детством,​По чуждите земи​
​Он бился в ​нас, на меня тишина,​

​Я в каюте ​снёс,​
​остана само тя...​частичкой –​
​И упала на ​
​забелесило …​Стойко все лишенья ​

​пет,​Толпы безумной  малою ​
​Отодвинулась кровь, и умолкла война,​Скалы снежной пургой ​
​не был.​че бяха всички ​посреди Хатыни.​
​Но, как некогда, снова, опять​полярная ночь,​

​Хоть бойцом и ​за гибелта девича,​В горящей хате ​
​Настоящие бомбы, и грохот, и вой,​
​Опустилась на остров ​Приближал Победы день,​
​тя​И было страшно, было больно слишком,​
​Хроникальные кадры, а фильм игровой,​МЫ ПОМНИМ!​

​За горбушку хлеба,​Как да разкаже ​
​пустыню.​мыслью меня.​Апрель 2012 г.​Он работал, как большой,​
​стозвездни цветове.​Сжигает солнце белую ​И прожгло этой ​
​Русаков Г. Ф.​Ненавидел просто!​

​Ах, люляк, светъл дъх,​виделось мальчишке –​
​стою,​…​
​он врага —​високите награди.​
​В багровых бликах ​
​я на экране ​— для каждого дня ​Хоть не видел ​
​Сияят на гръдта​тянутся бессильно.​И что именно ​
​И чуточку счастья ​Маленького роста.​

​със мъртви градове.​Деревья к небу ​
​день узнаю​жизни!!!​
​Был тогда, как я сейчас,​бедите са назад​источниках не бьётся.​
​И я понял, что я этот ​Я желаю здоровья, и долгих лет ​он не был.​
​радост,​

​Вода ключом в ​

​Припылённое давностью дня,​вошла эта весна,​
​Что на ней ​
​животът е за ​
​прохладой – пылью.​войны,​

​В твою жизнь ​Это даже хорошо,​
​Букета стиска тя,​Полны озёра не ​
​Промелькнуло мгновенье далёкой ​старте …​С праздником Победы.​
​остана само тя.​Иссякли реки, высохли колодцы.​

​В телефильме «Семнадцать мгновений весны»​
​Я тебя поздравляю! Год новый на ​
​Поздравляю дедушку​девойки​
​Ирина Коротеева​А. Брагин​

​приходят они …​на ней.​
​че от петтях ​Хатынь​
​Американское пальто.​— пока к нам ​
​Легче ответить, кто не был ​и болно е, и страшно,​

​ИРИНА КОРОТЕЕВА​обижало​
​Но мы живы ​не вернулось людей.​
​–​
​что пережить пришлось.​Уж никого не ​

​и живётся,​Много с войны ​
​А спомените тежки ​
​чтоб все забыть,​Но зато​легко нам жилось ​
​вполне.​войната е назад.​целой жизни,​

​Поговорила...​Пусть совсем не ​
​Родине все послужили ​девойка трийсгодишна,​
​Но видно ей, не хватит​
​со мной вожжами​…​
​на войне.​

​притиска до рубашка,​сберег!”​За это мать ​

​в эти дни ​Прадед Аркадий погиб ​
​Ах, люляк, светъл дъх,​что ты ее ​
​неси!​Будем мы отмечать ​
​под самой Москвой.​след дългата война.​

​«Спасибо Господи,​Что хоть тряпишнику ​
​юбилей — веха в жизни!​Бился с врагами ​
​последен​
​своей целую!​отделал за день,​

​Вот и твой ​зимой​
​във танца бял ​Я руки матери ​
​Я до того ​
​постарели …​

​Прадед Алёша холодной ​сърцето бий, не спира,​
​забрал себе, сжирающий огонь!​Не веришь, мать мою спроси, —​
​Потому что уже ​под огнём.​ах, люляк, светъл дъх,​
​И сколько жизней​Пальто и спереди, и сзади, —​иль нет,  их придётся встречать,​

​Жизни спасала бойцам ​с цветя,​
​Вся сожжена была!​Или начальником каким.​
​И хотим мы ​врачом,​
​в ръцете е ​боль?​

​Вдруг заявиться иностранцем​юбилеи.​
​Бабушка Соня трудилась ​войната​
​Кто Белоруссии измерил ​К друзьям-приятелям моим​
​в дом постучат ​бои.​във края на ​

​под фашистом!​оборванцам,​
​И к нам ​— Очень тяжёлые были ​
​красавица с усмивка,​года​
​Неловко было к ​Разве думали мы, что придут времена,​

​вопросы мои:​На снимка пожълтяла​
​И долгие три ​никто.​
​нами?​И отвечал на ​
​Превод: Мария Шандуркова​натерпелись там.​
​Такого не имел ​
​Какой ангел — хранитель был с ​

​войне не любил​
​„Ах, люляк, светъл дъх!”​И сколько страха​
​Во всей округе, вероятно,​
​сих пор.​

​Он вспоминать о ​Романс в рубашка ​(Для партизанов),​
​Американское пальто.​Как смогли уцелеть, не пойму до ​
​был.​Війни скінчились дні!​
​соль,​выдали бесплатно​

​А о “завтра”, вообще, не мечтали.​Дедушка Женя десантником ​
​наш,​Чтоб обменять на ​
​В войну мне ​ночь — было счастьем тогда.​
​боевой самолёт.​

​То білй танець ​в немецкий стан,​
​Н. Ваторопина​
​Пережить день и ​
​В небе водил ​б'ється,​

​Возили семя льна​
​Я — девочка из войны. Дикарка.​нас проносило …​
​— Дедушка Лёня — военный пилот —​
​Як дзвінко серце ​А как они, детишки, на телегах​

​себе не даю.​
​Много раз оно ​
​войне?​
​Ах, білий бузок,​пересохшим ртом.​

​А я расслабляться ​
​черты —  в лихолетьи войны,​— Папа, скажи мне, кто был на ​
​її,​
​Хватая воздух​И холодно было, и жарко…​

​И у самой ​ко мне:​
​Букет в руках ​затаились тихо,​
​самом краю.​топило,​
​Дочь обратилась однажды ​війни​

​скатились в яму,​
​Порою стояла на ​
​слезах наше детство ​
​мир и весну!​В останній день ​

​помог,​
​При случае.​И в кровавых ​
​И вернувшим нам ​
​Красуня так сміється,​То ли Бог ​
​поставить​

​Было разным оно, — беспощадным всегда …​

​Подарившим народам Победу​На знімку, що пожовк,​толь фриц отвлекся,​
​Кого-то на место ​
​время​Защитивших родную страну,​
​Героїв імена.​

​были на исходе,​Внезапно блеснуть,​— Это нами прожитое ​
​мы чествуем дедов,​пом’януть​Когда же силы ​
​Талантом каким-то​уйти и забыть,​
​В этот праздник ​

​І в храмах ​
​подпрыгивали лихо.​
​Над ущельем, над кручею,​От него невозможно ​
​семьи с войны.​дзвінко,​

​и как они ​По кромке скалы,​
​бремя,​Не вернувшихся в ​
​На жовклім знімку ​
​под ноги стреляя,​Заблудиться в лесу,​Словно прошлого тяжкое ​

​мы солдат вспоминаем,​Сміється бабця знов​гонял по полю,​
​Альпинистом побыть,​себе …​В этот день ​
​Країна – знов одна.​развлекаясь дико,​
​Казаться отчаянной хочется.​

(Б. Ласкин, 1944)

​всё былое в ​

​стране и весны.​нас,​
​немецкий летчик ,​
​Победной весны​
​Память наша несёт ​
​Праздник мира в ​ День Перемоги в ​
​Особенно одна, где их, детей,​
​той далёкой​
​душу и память!​
​Мая –​
​На гімнастерці зірка,​
​пережитые, бомбежки снились.​
​А мне с ​
​И терзают нам ​
​День Победы 9 ​
​Ах, білий той бузок,​
​по ночам те,​
​И — прочее…​
​Наши мысли, порой, нас затащат туда,​
​Н. Томилина​
​Віддасть їх ордена.​
​Я знала, сколько раз ей​
​Сиротка. Подранок,​
​…​
​земле всегда!​А матерям вона​
​что жутко становилось.​Дикарка. Девочка из войны.​
​— оттуда нас ранят ​
​Мир нужен на ​
​Розкидані могили,​
​такая скорбь,​
​Н. Ваторопина​
​Они в прошлом ​
​Не гибнут люди, города…​
​чужим​такая боль,​
​ПОБЕДА!​нельзя ничего изменить,​
​к кому,​
​По землям всім ​

​глазах​

​Война закончилась.​
​В тех страницах ​
​Не прилетают ни ​
​Жива вона одна...​

​А в старческих ​—​
​Нашей жизни, страницы листая …​
​нему​п'ять,​
​и губы, горестно поджала.​

​Подсолено слезами круто ​
​вселенским бескрайним путям,​
​Пусть бомбовозы по ​
​Їх було рівно ​это, все, вчера»,​

​Бездонное, без края — небо.​Мир несёт по ​
​голубым,​загиблі,​
​«Как будто было ​Сверкало грозами салютов​
​решая,​Пусть небо будет ​

​Де їх дочки ​сказала.​
​ПОБЕДА!​
​Это время, за нас всё ​
​не клубится дым,​близьким,​

​«Я тоже помню»- тихо мать​Война закончилась.​
​…​Пусть в небе ​
​Як скажеш всім ​«Я помню все»- сказал отец.​
​Май сорок пятый, долгожданный —​

​— они просто приходят ​молчат,​
​Ах, акомпанемент!​
​Ирина Захарова 5​
​красок цвета.​

​Юбилеи не ждут ​
​И пушки грозные ​
​Ах, білий той бузок,​
​моей матери​

​Других не зная ​
​В день юбилея​
​строчат,​Гірка занадто плата.​
​Дети войны посвящаю ​считала главным,​

​СЕСТРЕ МОЕЙ​Пусть пулемёты не ​
​Високість нагород,​
​« И «​Я чёрный цвет ​
​Май 1965 г​всей планете!​

​Згорілих майже вщент.​
​=========== ============== ===========​
​Застыл навеки, навсегда.​
​Русаков Г. Ф.​

​Нужен мир на ​
​Позаду міст біда,​
​о времени том.​
​бабушкиных косах​
​к тебе !!!​
​всех ребят.​

​Життю дівчисько раде,​

​Пусть внуки узнают ​
​И иней в ​
​Любовь твоих сынов ​
​Нужен мир для ​Притиснувши букет,​

​Мальчишки, мои дорогие! Не скроешь.​Гудели грозно поезда.​
​измерить нечем​ярко светит.​
​одна.​
​сердце храните своём​с откоса.​

​Ведь и теперь ​
​В небе солнце ​
​В строю вона ​

​Так бережно в ​Я провожала дни ​
​Волге, на Днепре …​
​гремят,​
​дівчат п'яти​Теперь вы седые. И всё прожитое​

​Сны довоенные храню.​— Пусть спят на ​
​Там, где пушки не ​Що з тих ​
​с довеском -мукой.​Войдя в огонь, я стала старше,​
​спят солдаты.​дети.​

​Як боляче, як гірко,​
​И порция хлеба  ​в тот июнь.​
​И пусть спокойно ​
​Ночью спят спокойно ​

​Як важко знати, ох,​
​Тарелочка супа,  и  мыло давали,​
​Простившись с детством ​памяти должны …​
​На земле, где нет войны,​Позаду вже війна.​

​бывала порой​
​победных маршей,​
​Хранить всё в ​
​на свете,​

​Дівчиську тридцять, і​

​И лучшей наградой ​

​Я не ждала ​— Сыны грядущих поколений​
​Мир важней всего ​
​На гімнастерці зірка,​вы выполняли​
​Засыпал бабушкины сны.​Отдали жизнь, чтоб жили мы,​

​всем нужны,​
​Ах, білий той бузок,​Недетским трудом норму ​
​пепел​
​Их много, много безымянных​Мир и дружба ​

​Війни скінчились дні!​каждый готов.​
​Трёх похоронок чёрный ​Лежат на Волге, на Днепре …​
​к подножьям обелисков!​наш,​Приблизить Победу был ​
​стены.​

​полях, Россия,​
​И класть цветы ​
​То білй танець ​Точили детали, и старшим подобно,​
​Смотрели молча со ​— Они в твоих ​
​всем напоминать​б'ється,​

​непослушный вихор,​чёрном крепе​
​броне​Об их отваге ​
​Як дзвінко серце ​Убрав под берет ​
​Родные лица в ​Сгорев на танковой ​

​в бессмертных списках,​
​Ах, білий бузок,​
​Подставив «трибунку», чтоб было удобно,​конца войны…​
​Закрывши грудью амбразуры,​
​Их имена хранить ​

​її,​

​Стояли в цехах, у токарных станков,​Я так ждала ​
​ласки жён …​Героев чтить, не забывать,​
​Букет в руках ​Мальчишки ,мальчишки, военного года​
​Н. Ваторопина​И не познавших ​

​Живым –​війни​
​ушедших отцов.​все без отцов, голодные и злы.​
​знавших жизни,​картинах.​
​В останній день ​И там заменили ​

​такими непростыми —​
​— Совсем ещё не ​Отобразят художники в ​
​Красуня так сміється,​пришли на заводы​
​А мы росли ​Лежат подкошенных свинцом…​

​красоту​На знімку, що пожовк,​
​В пальтишках  коротких ​растили.​
​двадцатилетних​Их подвигов святую ​
​(вільний переклад П.Голубкова)​ребята мои.​

​Сирот обогревали и ​А сколько там ​
​в былинах.​РОМАНС У ГІМНАСТЕРЦІ. АХ, БІЛИЙ БУЗОК!​
​И вмиг повзрослели  ​были ласковы, добры,​
​ночам.​

​названьях улиц и ​
​Военных долгих лет!​наследство,​
​К нам люди ​Тихонько плачут по ​
​Им жить в ​Последний белый танец​

​им досталось в ​в будущее нёс.​
​И сколько вдов, сестёр солдатских​посту,​
​бьётся,​И горечь утрат ​
​а он Победу ​там…​

​Быть бессменно на ​

​Как звонко сердце ​
​поры.​
​Шли «похоронки», голод и болезни,​и тут и ​Погибшим –​
​Ах, белая сирень,​Мальчишки суровой  военной ​
​горячий, громкий, дымный и железный.​Спит вечным сном ​
​Салют!​букет,​
​Они из того, довоенного  детства,​
​Но город — жил, работал, рос —​могилах братских​
​живым,​
​В руках её ​
​Зинаида Силкина​
​сирот.​
​Немало их в ​
​Героям павшим и ​Последний день войны,​Дорогие мои мальчишки​
​город полон был ​…​
​генералам,​Красавица смеётся,​
​Дети военной поры.​В те годы ​
​Повсюду памятники те ​
​Её бойцам и ​
​На снимке пожелтевшем​
​ковали победу​Такие «круглыми сиротами» зовутся.​
​пор ещё находят​одним,​
​Героев имена.​
​Вместе со всеми ​
​не вернуться.​И до сих ​
​Творцам, что шли путём ​
​поминают​
​Снова сады зацвели.​
​чтоб никогда обратно ​
​доске,​
​и малым​
​И в храмах ​
​небо,​

(Т. Шапиро)

​фронт,​Звезда прибитая к ​

​Салют её большим ​звонко,​
​...Ярким салютом украсилось ​Пришла война. Отец ушёл на ​
​Солдатский подвиг отмечала​
​огня!​На старом снимке ​
​давно.​я — родилась, а мама умерла.​
​смертный бой!​Огнём попрала мощь ​
​И бабушка смеётся​
​Хоть это было ​
​Пожизненное испытанье,​Ты позвала на ​
​Салют Победе, что в Берлине​Ликует вся страна.​
​нам возврата,​меня на воспитанье.​
​годину​Навеки памятного дня!​
​Сегодня, в День Победы,​Только нельзя допустить ​
​и город взял ​Когда в суровую ​
​годовщине​Прижалась к гимнастёрке,​
​Выбито взрывом окно...​Я родилась, а мама умерла.​
​собой,​Салют и слава ​
​Ах, белая сирень,​
​оторванной лапой,​
​Н. Ваторопина​Прикрыв твои поля ​
​Венками немеркнущей славы.​
​Отдаст их ордена.​
​Плюшевый мишка с ​
​жженым хлебом.​не щадили,​


​могилах горят​И матерям она​
​Тихо мерцали вдали.​

​и ветры пахнут ​
​Они и жизней ​Цветы на ратных ​
​разбросаны могилы,​
​Голод и холод, и тусклые свечи​

​война сожгла,​на земле!​
​державы​чужой​
​Выдержать, как вы смогли?​
​…Мой светлый мир ​Что есть такая ​

​Под звёздами мирной ​И по земле ​
​Тяжесть нелёгкую, хрупкие плечи,​
​плескалось небо.​поверить,​
​солдат​Жива она одна...​

​осин.​
​у ног босых ​— Порою трудно и ​
​Как продолжение жизни ​пять,​
​Голых и мокрых ​ни тьмы, ни зла,​

​к тебе!?​них!​
​Их было ровно ​макушки​
​И не было ​Любовь твоих сынов ​
​Память светлую о ​Как девочки погибли,​

​Ветер слегка шевелит ​утром ранним.​
​измерить​своих​
​Как близким рассказать,​
​Среди развалин, руин.​

​купалась в росах ​
​Россия! Как и чем ​

​Сохраним в сердцах ​Созвездия цветов!​
​Осиротели, остались игрушки​радости жила,​ПАМЯТИ ПАВШИХ​
​они отдали.​Ах, белая сирень,​
​Чёрный большой самолёт...​Я в мире ​

​нее.​Жизнь за нас ​
​Высокие награды.​Всё это было, потом только снился​
​следом за ветрами.​Что погиб за ​
​Мир солдаты защищали,​

​Сияют на груди​Дом и бомбёжка, налёт,​
​по травам​В память воина-брата,​
​Жарким, пламенным огнём.​сгоревших городов.​
​остро вонзилось:​Я не бежала, я плыла​

​Братья, счастье свое —​
​на нём​А позади беда​
​Молнией в памяти ​
​Т. Шишова​свято,​

​Наш венок расцвёл ​
​Девчонка жизни рада,​

​Гладя притихших ребят.​
​продолжал...​
​И беречь ее ​У подножья обелиска,​
​прижав,​у Бога,​

​И работу свою ​
​самой.​
​Мы склонились низко-низко​Букет к себе ​
​Матери просят спасенья ​

​Просыпался, глаза протирал,​В час победы ​
​спит.​одна.​
​Воют сирены, гудят...​мальчуган,​
​Ликовать — не хвастливо​

​Тут солдат советский ​
​В строю она ​Голос охрипший:" Тревога! Тревога!"​
​У станка засыпал ​
​Не клонясь головой,​

​горит,​
​девчонок​
​В комнате жутко, темно.​
​Младших братьев, сестер опекал.​

​Горевать — горделиво,​Вечно тут огонь ​
​Что из пяти ​

​матрасе из ваты​А другой, потерявший отца,​
​служить.​Расцвели тюльпаны ярко.​как горько,​
​Кукла на голом ​
​рядах воевал,​С честью дальше ​

​Над могилой, в тихом парке​Как больно и ​
​Выбито взрывом окно...​Не в последних ​
​И родимой отчизне​совсем ещё мальчишка!​
​Как трудно вспоминать,​оторванной лапой,​

​сыном полка,​
​Вам счастливыми быть​Он же ведь ​
​И позади война.​Плюшевый мишка с ​
​Кто-то стал тогда ​

​жизни​
​дед?​Девчонке тридцать лет,​
​Зинаида Силкина​победы над ними.​
​Завещаю в той ​— Ну какой, какой же это ​

​Прижалась к гимнастёрке,​
​Дети войны​

​В дело славной ​могу?​
​с братишкой:​Ах, белая сирень,​Зинаида Силкина​
​свою лепту внесли​Что я больше ​
​И разводим ручками ​Военных долгих лет!​

​« З «​Но и мы ​
​завещаю, —​
​дедушкин портрет​Последний белый танец​
​============= ==================== =============================​

​И фашистов, увы, не бомбили,​Я вам жизнь ​
​Смотрим мы на ​бьётся,​
​крошки хлеба оставить.    ​шли,​
​иль в снегу…​

​нынче очень больно.​Как звонко сердце ​
​в Ленинграде жила,сколько хочешь, не ела.Привыкла, не могу и ​
​Мы, конечно, в атаки не ​Вся в цветах ​
​Ей читать и ​

​Ах, белая сирень,​- Девчонкой всю войну ​Т. Шорыгина​
​Ах, своя ли. чужая,​письмецо​
​букет,​тарелках стоит,ешь сколько хочешь.​
​и страданье.​земле?​

​Дедушкино с фронта ​В руках её ​
​едите? Хлеб-то бесплатно в ​А не сиротство ​
​На не нашей ​треугольник.​
​Последний день войны,​

​- Что это вы,стол грязный,а вы крошки ​
​Снежки и лыжи, и коньки,​
​В боевых гарнизонах​На столе солдатский ​
​Красавица смеётся,​- и в рот.​

​катанье,​В селах, дома в семье?​
​лицо.​
​На снимке пожелтевшем​со стола собрала ​
​С горы весёлое ​В городах миллионных,​

​Грустное у бабушки ​
​Ольга Мальцева-Арзиани​женщина,хлеб съела, а потом крошки ​
​И ёлочные огоньки,​
​Кто остался живой?​вспоминая.​

​Романс в гимнастёрке:"АХ, БЕЛАЯ СИРЕНЬ!"​- Сижу в столовой, а рядом старая ​
​звуки.​

​Где-то, воины, где вы,​О войне великой ​
​------------- ------------------ ---------------​
​работу и рассказывает:​
​И песни колыбельной ​
​Москвой.​
​она,​За Победу, за Жизнь, за Любовь!​
​     Анна пришла на ​
​И взгляд, наполненный добром,​Тот еще под ​
​День Победы празднует ​
​навсегда перед ними​Екатерина Козырева​
​руки,​Ржевом,​
​такая!​Мы в долгу ​
​После войны​И мамы ласковые ​
​Я убит подо ​И сейчас красивая ​
​вновь...​запомнил - подальше положишь, поближе возьмёшь.​
​дом​
​Шагом дальше упасть.​
​Бабушка надела ордена​Сквозь года вспоминается ​
​  На всю жизнь ​
​Ребёнку нужен тёплый ​Так же, может быть, точно​

​В. Туров​
​далёком Берлине,​

​за карточкой, а её нету!​для детей!​
​За Советскую власть​Они опять приедут.​
​Белый танец в ​развеске, полез в карман ​
​Война не место ​святое,​

​Но верю я:​
​Кудри - букли, шифоновый бант.​
​получить по карточке.Подошёл я к ​и смертей.​
​Чтоб за дело ​
​Всё меньше их,​
​перед боем​   - Война научила. Я маленький был, послали меня хлеб ​
​И море крови ​Подхватил на бегу,​

​Отпраздновать Победу.​Вспоминал каждый раз ​
​прячешь?​
​грохот пушек,​наших знамя​
​друзья​
​курсант?​   - Что же ты, дед, так далеко кошелёк ​
​Разрывы мин и ​
​Кто из рук ​Приходят к дедушке ​
​Неужели тот самый ​

​  В очереди зашумели:​книжек, ни игрушек,​
​в долгу,​

​к бою.​машет рукою,​
​не мог найти.​Здесь нет ни ​
​Из живых не ​Что я готовлюсь ​
​И майор тебе ​старика к кассе.Он подошёл платить, а деньги долго ​

​для детей!​
​нами​в прицел гляжу,​
​Наступила Победы Весна.​
​  Я проводила слепого ​Война не место ​

​И никто перед ​
​Что это я ​
​было,​
​В магазине​

​Л. Перцева​
​Были мы наравне.​
​Но кажется порою,​Боже мой, как давно это ​- его святое дело.​
​надо мною…​Те, что живы, что пали, —​

​сижу,​стала война.​
​Спасать от зла ​Всё оглашает небо ​
​знали:​
​Я молча рядышком ​И судьбой твоей ​

​пока такой народ,​
​братской тризны​

​Мы различья не ​
​Дороги фронтовые.​ты сменила,​
​Есть на земле ​
​Гул самолётов мирной ​

​Братья, в этой войне​
​дом,​
​Креп - жоржет на шинель ​
​глядела!​
​Послеблокадной питерской весною​мыслимый.​

​В наш мирный ​уж война.​
​И потрясённо девочка ​
​моей Отчизны!​Этот голос ваш ​дом,​
​А наутро была ​И улыбнулся:"Кушай бутерброд".​

​Дитя военных лет ​в упрек​
​И входят в ​пробили куранты...​
​сало.​
​протянул мне руку.​И живым не ​

​Награды боевые,​
​Но в 12 ​он хлеб и ​
​Но через годы ​
​Навсегда, не на срок.​золотом​

​В вальсе кружишься, счастья полна.​Из рюкзака достал ​
​не нарушил,​перечислено​
​Горят на солнце ​
​Белый танец, петлицы курсанта,​её:"Садись вот тут",​

​Так, словно ничего и ​Ничего при себе.Все на вас ​
​беседы.​Поджидая красавицу - дочь.​
​Взял за руку ​военных муку,​
​Все отдав, не оставили​Их песни и ​

​у оконца,​
​Увидел русский - плакала, дрожала,​
​Что возродил картин ​борьбе,​
​я​Только мама сидит ​

​Забилась в угол,думала,убьют.​внезапный, леденящий душу,​Мы в суровой ​
​Люблю подолгу слушать ​хотелось всю ночь.​вещий.​
​Но этот страх ​
​Наше все! Не слукавили​Победы.​
​Танцевать в ней ​

​Но понимала голос ​не считала трудным.​
​Вера, ненависть, страсть.​Приходят в День ​
​Юбка - клёш, называется "Солнце",​она,​Хотя я детство ​
​Наша, смертью оборванная,​друзья,​

​в это никак...​Жила в Германии ​
​дух святой единства,​Наша кровная часть,​
​Приходят к дедушке ​Ну не верилось ​
​трепещет...​Впитался с болью ​

​В нем, том счастье, бесспорная​Победы!​
​завтра?​А сердце девочки ​грудным, довольно скудным,​
​Вы постигли вполне.​Поздравляем с Днём ​
​Кто мог знать, что война будет ​Звучит по радио"Священная война",​

​Иль с молоком ​Ваше счастье безмерное​
​деды.​

​- рукав.​
​Святое дело​Знать, до рожденья, с кровью материнской,​на воине​
​В орденах шагают ​Креп - жоржет и фонарик ​
​.ЕКАТЕРИНА КОЗЫРЕВА​иною…​

​Лишь тогда б ​в столице.​
​Кудри - букли, шифоновый шарфик,​------------------- ----------------- ----------------​уж не быть ​
​О, товарищи верные,​И парад идёт ​
​Ольга Мальцева-Арзиани​«Девчонки в сарафанчиках…»​И нашей жизни ​

​Воскрешали на миг, —​Май… Вовсю щебечут птицы,​ДЕНЬ ДО ВОЙНЫ...​
​Екатерина Арутюнова​лет творенья,​Нас, что вечности преданы,​
​забыто.​БЕЛЫЙ ТАНЕЦ ЗА ​
​« Е «​Мы — дети Господа тех ​

​Нас, немых и глухих,​и ничто не ​
​Ольга Мальцева-Арзиани​------------ ------------------------- -----------------------------​войною.​
​победные​Никто не забыт ​« О «​
​Не грусти паренек, станешь сыном полка.​Сознанье пропиталось всё ​

​Если б залпы ​Но, словно огонь, у подножья – гвоздика.​
​======================== =================== ====================​Нет родных, никого, ах, злодейка война​
​Не поняла, где явь, а что — виденья,​могли!​венки засыпает.​
​меня?..​как хлеба кусок.​ту пору почитали.​Хоть бы плакать ​

​И снегом холодным ​Слышите ль вы ​Тут мужик зачерствеет ​
​За лакомство в ​Если б мертвые, павшие​
​играет​Дети блокады, дети блокады...​
​То, что ты пережил, да не дай, в общем, БОГ​На хлеб ржаной, намазав, солью тёртый —​Крепость вражьей земли,​

​Поблекшими листьями ветер ​дня!​
​дело, воевать, убивать.​
​смалец выдавали.​
​Братья, ныне поправшие​

​глыбе гранита.​
​В свете иного ​Не твое это ​По карточкам нам ​
​Москвой.​Горящая надпись на ​
​Ленинградом​

​солдат​в каптёрке​Назван был под ​
​забыто» —​Птицей взметнётся над ​куски, да какой ты ​
​На набережной Ждановки ​
​Ведь Берлин, если помните,​

​и ничто не ​нём.​Сердце рвется в ​
​Нам, детям, деревянные игрушки…​Слово клятвы святой! —​«Никто не забыт ​
​Радость воскреснет в ​смотри, проросла седина.​отменно​
​Может быть… Да исполнится​А. Шамарин​Синим и белым, жёлтым и красным,​

​На висках вон ​За то, что делали тогда ​Подступили уже!​
​По-солдатски свято!​Небо цветным огнём-​Повзрослел, возмужал, опалила война​
​их из кружки​Может быть, вы к границе​Надо Родину беречь​раскрасят​
​мать.​И молоком поила ​На ином рубеже,​

​Вот о чём, ребята:​Искры салюта снова ​
​пришел, не узнала бы ​немцев пленных,​громите​
​речь​
​Надо суметь ДОЖИТЬ.​Ты с разведки ​Ещё кормила мама ​И врага вы ​

​Я веду сегодня ​
​Выстоять надо, выдержать надо,​

​дело, воевать, погибать​этой даты…​
​взят?​Сам погиб, а землю спас…​
​Сдавленный крик души.​
​Не твое это ​Не осознав величья ​

​И Смоленск уже ​час​
​Дети блокады, дети блокады-​
​поживешь.​Не ощутив — закончились все беды,​
​Может быть, побратимы,​

​Помнить всех, кто в горький ​Загородив рассвет.​
​весен и еще ​
​я солдата,​Вы на запад, назад.​
​Видеть неба синеву.​Чёрною пылью, адскою былью​

​Жил пятнадцать ты ​С слезами обнимала ​
​И врага обратили​вместе с вами​
​Напрочь закрыли свет.​
​Подрасти, не спеши, твое время придет​Потом, салюту радуясь победы,​

​Пламя кузниц Урала.​В День Победы ​
​крылья​
​дело, кровью землю марать.​фронта получала…​
​Из-за вашей спины​Хлеб растить, косить траву.​

​Только стальные серые ​
​Не твое это ​
​Как похоронки с ​
​За которой вставало​

​я к маме,​Синего!..Как тогда...​
​дело, воевать, погибать​
​сила…​Та черта глубины,​
​Должен был прийти ​

​Хочется неба, прежнего неба,​Не твое это ​
​Откуда только находилась ​
​Ногу некуда ставить.​врагу.​
​из льда.​

​Дмитрий Голдыш​стояла.​
​То шагнувшую вспять​Дом родной отдать ​
​В талой воде ​
​Детям войны​суткам у станка ​

​оставить,​
​Утонуть на переправах,​
​хлеба​-------------- ---------- ------------​
​В тылу по ​Что уж если ​

​снегу,​Мокнет кусочек чёрствого ​
​принадлежит.​
​На плащ-палатке раненых тащила,​
​Та последняя пядь,​

​Я замёрзнуть на ​Рушится целый мир.​
​По праву им ​
​шинельке тонкой замерзала…​На дороге военной.​
​Не имел, ребята, права​дома​

​И часть Победы, несомненно,​В снегу в ​
​Та последняя пядь​Но, как видите, — живой.​
​Словно руины старого ​у нас лежит,​

​лечила в медсанбате,​Что была, несомненно,​
​под Москвой,​Болью пронзил эфир.​
​В сырой земле ​Бойцов от ран ​
​Нам достаточно знать,​Мёрз в окопах ​

​стук метронома​Немало их,детей военных,​
​лошадей сохой пахала,​До предела Европы.​
​В бой ходил, горел в огне.​
​В отзвуке грома ​

​воевали.​В полях без ​
​дошли​Я, ребята, на войне​
​Дьявольское кольцо.​И в партизанах ​в деревенской хате,​
​И с боями ​для нас…​

​хваткой​
​"языков",​С детьми горела ​
​Спешно рыли окопы,​За счастье светлое ​
​Горло сжимает мёртвою ​В разведке брали ​

​танке душном…​
​дали​
​Своею жизнью заплатили​лицо.​
​помогали,​

​В подбитом задыхалась ​
​И в заволжской ​

​далёкий грозный час​
​Пепел летит в ​В окопах взрослым ​
​Информбюро записывала сводки,​За нее умирали.​Что в тот ​
​лихорадкой,​станков,​
​воздушном.​у Москвы​— солдат России,​
​Грохот обстрелов бьёт ​Они стояли у ​
​врага в бою ​И в тылу ​Мы видим их ​
​дым.​
​Держались тысячи забот.​
​Шла на таран ​
​потеряли,​бомб разрыв.​
​Смотрят сквозь едкий ​
​плечах​
​на подлодке,​
​И не Дон ​И рвущий душу ​
​Дети блокады, дети блокады​На неокрепших на ​
​На минах подрывалась ​
​согласно.Братья, может быть, вы​танков близко​Стало совсем седым.​
​Крутой случился поворот,​
​партизанской гонки.​С нашей верой ​
​Мы слышим грохот ​
​Ленинградом​годах​
​В ночные рейды ​
​оно​склонив,​
​Серое небо над ​В сороковых лихих ​
​«языком» вступала в драку​Но да будет ​В молчанье голову ​
​посвящаю.​
​войны.​
​В разведке с ​
​ясно,​
​Но здесь, у граней обелиска,​детям блокадного Ленинграда ​
​Холодный миг детей ​ползла к воронке,​Вам привычно и ​
​Осталась далеко война.​

​мамы, а также всем ​
​А за окном-зима, январь,​

​По полю минному ​Всем, что, может, давно​
​Идут года. В тревожном гуле​
​Светлой памяти моей ​
​Бегут минуты тишины...​
​шла в атаку,​Смерть меня обделила.​
​ясна.​
​блокады.​
​Компьютер,комната,фонарь,​

​В штрафбате безоружной ​
​Всем, что было потом,​Синь неба мирного ​
​Ленинграда от вражеской ​Дарилович​
​В НКВД-шной гнила круговерти.​могилы.​
​карауле,​дня полного освобождения ​
​Дети войны​пройдя неблизкий,​
​Я зарыт без ​Застыли ели в ​
​70 лет со ​" Д "​
​Из окруженья путь ​Летом, в сорок втором,​
​Фронтовая.​27 января исполняется ​
​================= ================= =====​ожидала смерти,​
​Это горькое право.​Любимая песня его​
​Наталья Смирнова 5​арбуз.​
​Во тьме барака ​оно —​

​9 Мая​
​Дети блокады...​

​Но помнится расколотый ​
​в лагере фашистском​И за нами ​
​в праздник​
​Наталья Смирнова 5​дворовая ватага,​
​Под лай овчарок ​Нам навеки дано, —​
​Пришла к нему ​--------------- ------------- -----------​
​Ушла под крест ​сырой землянке.​
​Это грозное право​дед –​
​>И скажет тебе: «Я вернулся домой!»​
​жизни груз,​
​Лежала раненой в ​
​Эта кара страшна.​
​И обнял меня ​у порога привычно​
​с плеч сей ​в болотной топи,​
​—​Но вот подошёл​
​>Нажмёт на звонок ​И Валька сбросил ​
​Тонула под огнём ​
​Ибо мертвых проклятье ​
​Музыкальный привет.​здоровый, живой.​
​давным-давно продмага,​ползла под танки,​
​Устоять, как стена,​пути​
​>Твой сын возвратится ​Там нет уже ​
​Со связкою гранат ​
​Вы должны были, братья,​
​Был долго в ​
​безгранична!​тянется мой след.​
​окопе,​знать.​
​Деду подарок…»​
​>Любовь материнская так ​
​И к переулку ​кормила вшей в ​
​Вы должны его ​
​«Пожалуйста, сделайте​
​ждала.​
​темя,​
​И будто въявь ​
​наш голос, —​

​Писать без помарок:​
​>Я тоже когда-то так сына ​

​бьёт порою в ​невольно.​
​Пусть не слышен ​
​Письмо я старался​
​тоже знакомо.​

​Вот только память ​
​Метала скрежет оглушал ​Мы за родину-мать.​
​Димкин дед.​
​>Поверь, это чувство мне ​

​тех голодных лет,​
​Пускала поезда вниз, под откосы.​
​Что недаром боролись​
​Старше Димки​

​снова тепла.​Познав всю тяжесть ​
​добровольно.​
​Нам — отрада одна:​десять лет​
​>А матери хочется ​

​злое время,​
​В военкомат примчалась ​
​Вам — все это, живые.​
​Здесь всего на ​

​дома…​
​Мы пережили это ​я, обрезав косы,​
​Не носить ордена.​
​Улыбается слегка…​

​мальчик. Давно он не ​
​В надежде, вдруг приедет грузовик!​
​На фронт сражаться ​
​Нам свои боевые​Перевязана рука,​

​>На службе твой ​продмагу​
​воскресшей воевала.​

​Выкликают не нас.​
​дота,​
​легли на чело.​Валькой бегали к ​
​Я в памяти ​поверке​

​С автоматом возле ​>И грустные мысли ​

​На пару с ​злая шутка? —​
​На земле на ​
​На этом фото:​>Впервые не вместе. Тебе одиноко.​
​напрямик,​Непостижимость лет как ​
​Пламень сердца погас,​Димкин дед​
​и всё замело.​Через пустырь, вот так же ​
​совсем не знало.​Наши очи померкли,​
​о войне.​>За окнами ветер ​
​Потом неделю, проявив отвагу,​Дитя войны её ​
​Но она — спасена.​В доме память ​
​>Ты ждёшь - не дождёшься. Твой мальчик далёко.​на щеках.​
​жутко…​пали,​

​–​
​в окно.​

​Просохли слёзы даже ​Мне отчего-то стало очень ​
​Мы за родину ​Фотоснимок на стене ​
​смотришь с надеждой ​Я был, как Валька, грязный и счастливый,​
​плацу за лесом…​

​Есть отрада одна:​С. Пивоваров​
​>Ждёшь сына и ​
​руках,​И растворился на ​
​И у мертвых, безгласных,​

​Живым.​
​тепло полушубка,​
​арбуз в своих ​их зимнее убранство​
​Даже мертвому — как?​Нам,​

​>Укутавши плечи в ​И каждый нёс ​
​С деревьев сбил ​Нет же, нет! А иначе​
​Ведь это нужно​
​ты давно.​

​неторопливо,​
​будто жёстким прессом.​враг!​
​Как дар, всё это​дело на дверь ​
​Домой брели уже ​

​Сжал воздух неба ​
​Той не выиграл ​
​Прими, боец,​
​>Глядишь то и ​

​детстве были сорванцы!​Гул самолёта, захватив пространство,​
​Нет, неправда. Задачи​

​Цветов дыханьем полевым.​
​>Гнездо опустело, тоскуешь голубка?​Мы тоже в ​
​Ю. Беличенко​он?​
​согреты​
​Каретникова Наталия​Голодные, а бегаете шибко!​
​Выпала честь.​
​К Волге вырвался ​И плиты скорбные ​
​ОЖИДАНИЕ СЫНА​

​Да не робейте, кушайте, мальцы!​
​Нам заботиться​

​колесами​
​С прошлым связь.​
​>Июль 1996 г.​с улыбкой, -​
​не горели,​
​И хотя бы ​Чтоб не терялась​
​>Обещаю тебе. Спи, мой свет...​- Берите! – протянул он их ​
​Что о тех, кто в огне ​уже Дон​
​Красок разных,​будет войны.​
​дядька тот держал.​Но, наверное, логика есть,​
​Был за ним ​Тепло букетов​
​>В них не ​В руках озябших ​
​их постарели.​
​Неужели до осени​
​Живую вязь,​
​>Будут новые сны,​
​арбуза​Мы за спинами ​
​кону.​Несут венков​

​тебя двадцать лет.​
​Две половинки битого ​

​равным тюкам.​
​Было все на ​Победы праздник,​
​>Как хранил он ​сжал,​
​Не фасует по ​страшен,​
​День памяти –​>Бог тебя сохрани,​
​у Вальки крепко ​поклажи​
​Этот месяц был ​
​Это значит – нет войны.​
​>Спи, сынок, отдохни!​
​И я ладонь ​
​Ведь История наши ​
​Там, на Среднем Дону?..​Победы –​
​последствий войны.​Оторопели мы, как от конфуза,​
​Воздавая почет старикам, —​Удержались ли наши​
​Что такое День ​
​>Нет лекарств от ​не догоню!”​
​блажи,​наконец?​
​Это запахи весны…​>Не помогут врачи:​
​Постойте! Я же вас ​
​Отрешимся от праведной ​Наш ли Ржев ​
​конфеты,​>Тут хоть плачь, хоть кричи -​
​крикнул: “Ребятишки!​
​Нам, наверно, не будет дано.​
​не знаю,​
​Это фрукты и ​сны.​
​Но громкий голос ​Совершить, что они совершили,​
​Я убит и ​
​Это дедушкин альбом.​
​>Все кошмарные видятся ​
​Отвесив матом что-то про родню,​понимали одно:​
​рубец.​
​беседы,​>Стонешь, словно больной:​
​ринулся вприпрыжку,​
​Но в душе ​Как на теле ​
​Это речи и ​
​>Ты во сне, мой родной​За мною Валька ​
​Мы спешили, спешили, спешили,​Фронт горел, не стихая,​
​столом,​было вашей вины.​
​Кусая губы, побежал домой.​ростки.​
​впервые​Это песни за ​

​>В этом не ​стало хуже,​
​Наше поле давало ​
​Был на фронте ​

​Победы?​
​>Дан суровый приказ:​Заплакал я, и чтоб не ​
​Победы​
​Сколько сроку назад​Что такое День ​
​час,​мостовой,​
​Под горячим светилом ​придет.Подсчитайте, живые,​
​тут.​>Но настал страшный ​
​Краснели на булыжной ​привставать на носки.​
​Даже мать не ​
​Рассыпаясь там и ​
​проклятой войны!​
​наружу​
​Ни к чему ​Там, куда на поминки​
​небо,​>Не для этой ​
​Две половинки мякотью ​нету,​
​Речка травы прядет, —​Фейерверк взлетает в ​
​вас​
​удержал.​
​Ни вины, ни обиды здесь ​травинке​
​Это праздничный салют:​>А учили мы ​
​Нечаянно мужик не ​войны.​
​Где травинку к ​Победы?​
​вас,​
​Один арбуз сумел-таки разбиться,​
​Отраженным от молний ​
​шоссе;​Что такое День ​
​>А растили мы ​сердце сунули кинжал,​
​Освещались естественным светом,​
​Воздух рвут на ​
​Марширует строй солдат.​город, за Грозный?!​
​Мне словно в ​
​масштабах страны​
​Я — где ваши машины​
​ракеты,​
​>Полегло там за ​
​такому вдруг случиться,​

​Наши судьбы в ​
​росе;​

​Едут танки и ​
​>Сколько наших ребят​
​И надо же ​этом:​
​На заре по ​

​Это утренний парад:​
​бой, точно в ад!​
​Кидали полосатые “мячи”.​Откровенно признаемся в ​
​Я — где крик петушиный​

​Победы?​
​>Шли вы в ​
​быстро, со сноровкой​детство война.​
​холме;​

​Что такое День ​ветер морозный.​
​Друг другу дядьки ​
​Не вспаши наше ​Ходит рожь на ​
​А. Усачёв​

​>Вой снарядов и ​
​цирке! Классно, хоть кричи!​
​Мы б, наверное, стали другими,​пыли​
​Огромный, как Победа.​

​>На чеченской войне​Как будто в ​
​дотемна,​
​Я — где с облачком ​
​полнеба,​стороне,​
​это получалось ловко,​

​За работой своей ​
​тьме;​

​И салют в ​>В дальней той ​
​У них всё ​В суете, суматохе и дыме,​
​Ищут корма во ​Встречи ветеранов​
​лихая беда.​остолбенел!..​
​В. Коротаев​
​Я — где корни слепые​Красные тюльпаны,​
​>Подкралась к ним ​От изумленья я ​
​это пережили.​С гимнастерки моей.​

​Награды боевые,​бою​
​разгружали,​А мы всё ​
​Ни петлички, ни лычки​
​Песни фронтовые,​>Да в неравном ​
​Там мужики арбузы ​тяжело.​
​дней,​майский день?​

​краю,​колокол звенел,​
​…Тебе вот слушать ​До конца его ​
​Что за славный ​>В том суровом ​
​В ушах протяжно ​Мальчишки, надрывая жилы.​
​этом мире,​Дарит белую сирень.​
​вернуть никогда...​Не зря мы, как скаженные бежали,​

​Киркой орудовали зло​И во всем ​
​Дарит им тюльпаны,​

​>А других не ​
​Ну, где ты там, Санёк? Не отставай!”​За город, на рытье окопов.​
​ни покрышки.​А цветущая весна​
​>Ты вернулся живой,​Смеялся Валька: “Глядь, какая пруха!​

​дождем​И ни дна ​
​Славных ветеранов.​
​>Спи, усни, мальчик мой.​врос трамвай,​
​шли и под ​с обрыва —​

​Поздравляет вся страна​
​сын.​
​Через пустырь, где в землю ​
​И в стужу ​Точно в пропасть ​

​тут.​>Мой войною израненный ​
​- Бежим! – и мы рванули, что есть духу,​в общий топот,​
​той вспышки,—​
​Фейерверки там и ​
​>От беды сберегу,​
​Случайно заприметил грузовик.​Свой шаг вливая ​

​Я не видел ​
​салют,​

​>Я тебе помогу,​
​переулке у продмага​
​Голодным днем,​разрыва,​В небе праздничный ​
​один на один.​Но Валька в ​
​раз​Я не слышал ​
​Н. Иванова​>Сам с собою ​
​Темнело…  Мы решили напрямик,​
​Но мы не ​При жестоком налете.​
​глядят.​
​>Был для всех, как чужой.​
​По “норам” разбредалась вся ватага,​
​хлеба.​
​В пятой роте, на левом,​
​Вслед им бабушки ​>Ты вернулся домой.​быть.​
​За черствую буханку ​В безыменном болоте,​
​порога​нас на Руси.​
​Валёк вздохнул, мол, так тому и ​Пальто отцовское снесла​
​Ржевом,​
​И задумчиво с ​
​>Как ведется у ​
​Картохи две – ни холодно, ни жарко,​Косому спекулянту Глебу​
​Я убит подо ​На торжественный парад.​
​>Письма все сберегла,​
​что-то раздобыть,​
​ослаб,​Ржевом​
​зовёт дорога​
​зажгла,​
​С желанием хоть ​
​Видя, как я вдруг ​
​Я убит подо ​
​Их с утра ​
​>Свечи в церкви ​
​без приварка,​

​Мать,​
​Александр Трифонович Твардовский.​

​Боевые ордена.​>Все молила: "О, Боже! Спаси!"​Однажды день прошлялись ​
​Прислали.​
​Как никто другой.​Надевают наши деды​
​ждала!​

​наизусть.​Уж третью, кажется,​ждать,​
​Отмечает вся страна.​>Я тебя так ​Все закоулки зная ​
​Ей похоронную вчера,​Просто ты умела ​
​День Победы​

​спала.​
​гулким тротуарам,​
​едва ли:​тобой, —​
​Майский праздник —​>Я ночей не ​

​Бродили мы по ​От горя выживет ​
​Только мы с ​Т. Белозеров​
​пути.​
​Голодную развеивая грусть,​с утра.​Как я выжил, будем знать​

​седые.​>На суровом солдатском ​по парам,​
​Соседка не встает ​Ты спасла меня.​Теперь уже совсем ​
​>Много видел могил​И разделившись накрепко ​
​Отполированная мебель.​

​Ожиданием своим​ждали,​
​>Ты друзей хоронил.​

​игрой.​вновь идет​
​Как среди огня​Девчонки те, что их так ​жизни пройти:​
​Занятие казалось нам ​И на растопку ​Не понять, не ждавшим им,​Цветы приносят полевые​
​>Довелось тебе в ​зевали,​

​небе,​Скажет: — Повезло.​И к ним, притихшие в печали,​
​>Много трудных дорог​Хотелось спать, но даже не ​
​Крестами черными на ​меня, тот пусть​
​Под обелисками лежат.​>Спи, усни, мой сынок!​полусырой,​

​И «юнкерсы» не первый год​Кто не ждал ​Мои ровесники мальчишки​
​Каретникова Наталия​Порою даже хлеб ​дрожит коптилка.​
​Всем смертям назло.​солдат…​
​КОЛЫБЕЛЬНАЯ ВЗРОСЛОМУ СЫНУ​добывали,​И на столе ​

​Жди меня, и я вернусь,​На них фамилии ​тебе живой!​
​Мы провиант повсюду ​Опять зашторено окно,​
​Выпить не спеши.​обелиски,​>Мама! Я вернусь к ​
​И деловито мыслил, как мужик.​нет обмылка,​

​заодно​Стоят в России ​до приказа.​
​отряды​В хозяйстве даже ​Жди. И с ними ​
​А. Терновский​>Год ещё остался ​Он сколотил дворовые ​
​не так давно!​На помин души…​им!​

​строй.​невелик,​
​А было все ​
​Выпьют горькое вино​От души спасибо ​тебе сквозь горный ​
​Сутуловат и ростом ​В. Соколов​

​Сядут у огня,​живым –​
​>Пусть летит к ​– парень был, что надо!​
​Метались паровозные гудки.​
​ждать,​Слава павшим и ​

​>Далеко Москва. Привет с Кавказа​Дружок мой Валька ​
​В ночи, как потревоженные птицы,​Пусть друзья устанут ​
​Утомлённым, закалённым!​живой!​виски.​
​Шинели, озабоченные лица.​В то, что нет меня,​

​Пешим, плавающим, конным,​войны к тебе ​камнем бил в ​
​броски.​
​и мать​–​
​>Я вернусь с ​Но он повсюду ​
​Калинин. Клин. Дождя в окно ​Пусть поверят сын ​

​И солдатам рядовым ​ресницы.​
​от голода бежали,​спичечной коробки.​Что забыть пора.​Слава нашим адмиралам​
​>Ты не плачь, смахни слезу с ​Мы каждый день ​И перископ из ​
​Всем, кто знает наизусть,​Слава нашим генералам,​

​мы с тобой.​Худые, под глазами синяки,​
​Футбольный мяч, обстрелянный пугач​Не желай добра​
​тобой…​>Будто снова вместе ​
​Детишками, закутанными в шали,​
​на забытой тропке​Жди меня, и я вернусь,​За народ, за нас с ​
​приснится,​В то прошлое, в голодный Ленинград.​Заросший сад и ​
​Всем, кто вместе ждет.​поле боя​

​>Мамочка! Пусть сон тебе ​снова в переулок,​
​Назад, назад — сырые кровли дач,​Жди, когда уж надоест​
​Жизнь отдав на ​крепко спать.​Но душу тянет ​
​«Прощай, мой друг!» До юности прощай.​Писем не придет,​земле сырой,​

​>Я тебе желаю ​
​рад,​

​трижды колокол ударил.​мест​
​Что лежат в ​
​рано.​
​я был бы ​А вот и ​

​Жди, когда из дальних ​героев,​
​>Завтра выступаем утром ​Пересидеть в тепле ​
​Чернел состав. Кричали: «Не скучай!»​Позабыв вчера.​Не забудем тех ​
​рядом не видать.​прогулок,​

​шарил.​
​ждут,​
​Утомлённого бойца.​>И друг друга ​
​Зима. Мороз. Уже не до ​Я уезжал. Прожектор в тучах ​

​Жди, когда других не ​Поседевшего от пыли,​
​тумана.​   “Арбузный переулок”​
​Легли не дни, а годы впереди!​Жди, когда жара,​
​Молоком парным поили​>Горы в окружении ​

​В. Драгунского​Задымленной железною дорогой​
​Жди, когда снега метут,​крыльца​
​бой.​
​По мотивам рассказа ​тобой еще трудней, гляди —​

​Желтые дожди,​Как у нашего ​
​>Снова предстоит тяжёлый ​
​Владислав Терентьев Самара​У нас с ​Жди, когда наводят грусть​
​тушили,​рассвета​переулке​

​трогать,​Только очень жди,​
​Как пожары мы ​>Наступает ночь, а в час ​
​Баллада об арбузном ​
​Что ж, привыкай ослабший пояс ​Жди меня, и я вернусь.​

​Вспомним всё: как мы дружили,​летит домой.​Владислав Терентьев Самара​
​свете нет.​

​Константин Симонов​Очищали мы края.​
​>Пусть моё письмо ​---------- ----------- -----------​
​Отныне ничего на ​Не играйте, мальчики, в войну.​
​полчищ лютых​привета.​

​с нами шли.​И оказалось, что вкусней картошки​
​протяну,​Как от вражьих ​
​>Мама! Я пишу слова ​
​Их души вместе ​звать чуть свет.​

​Горсть солдат ребятам ​вспомню я,​
​МАМА, Я ВЕРНУСЬ!​Несли защитников портреты. –​
​И очереди стали ​
​Сорок лет, как выбило глаза…​

​Вспомнишь ты и ​>Май 1996 г.​
​земли,​крошки,​
​У шестого — на глазах слеза,​минуты​шиповник...​
​По Красной площади ​съеден хлеб до ​утонул в Днепре.​

​И в хорошие ​>Раскрыл свои цветы ​
​полком они Бессмертным​Ну, а затем был ​
​В сорок третьем ​Встанут сотни городов.​
​разгар весны​И шли с ​

​истребительный отряд.​на густой заре​
​хорошея,​>У блокпоста в ​
​Своих детей – детей войны.​Не принят в ​
​А вот этот ​С каждым годом ​приёмник.​

​Ласкал мир ласково, влюблено​по возрастной причине​
​убит.​боёв.​
​>В землянке слушали ​Неужто выжили? Сильны!​
​А после был ​в мае был ​

​На местах былых ​>Солдаты, словно нет войны,​
​удивлённо:​в райвоенкомат,​
​Он в Берлине ​Зарастут травой траншеи​
​>Илье, сержанту Веселову.​А жизнь смотрела ​

​Я сам явился ​А четвертый, ордена — как щит –​
​ждать.​

​>Приёмник новенький вручил​
​– прекрасный Зов.​мужчине,​
​сгорел.​
​Мы героев будем ​

​верен слову:​На тихий вздох ​Как подобает каждому ​
​Видно, в танке заживо ​возвращаться,​
​>И командир был ​определённость,​
​штыка!​мел.​

​Будут с фронта ​каждый получил.​
​Сменив на тень ​Была во всем: от взгляда до ​
​Третий черный, зубы лишь как ​не провожать –​
​>За бой награду ​

​Любовь…​Спокойная, уверенная сила​
​рук, а тот — без ног.​
​И на фронт ​
​>Узнала сына, своего Илюшу...​Восприняли вдруг за ​

​река,​
​Этот вот без ​прощаться​
​в киносюжете том​
​влюблённость​Литых путей железная ​

​Ты смотри внимательно, дружок,​
​Можно больше не ​
​>А дома мать ​
​И мы кратчайшую ​Но у всего, что мимо проносила​

​Оловянных маленьких солдат.​
​– и нет войны!​>Разбередила съемка душу.​
​Тоскливой болью обожглись.​
​дверей.​наугад​

​В окнах свет ​про дом:​
​поплатилась вскоре,​Стояли у раздвинутых ​
​Два десятка взятых ​рассвете –​
​>Все сразу вспомнили ​За что и ​

​солдаты​
​ладонях протяну​
​А проснулись на ​
​>Кругом бои, а тут – кино!»​жизнь,​

​В шинелях необношенных ​
​Я в больших ​Окна все затемнены.​
​и откуда?​
​Несправедливая к ним ​скорей,​

​Мальчикам, играющим в войну,​
​дети –​

​>Как вы добрались ​
​Решив, что причинила горе​
​Спешивших на позиции ​
​В. Вологдин​

​Спать легли однажды ​тут давно.​
​Валео Мн​
​теплушках, красных и дощатых,​Над тихой Моховой.​
​С. Михалков​

​>Не видели гражданских ​
​войны​
​А в тех ​
​Бронной,​!!!​

​>Они смущались: «Что за чудо?​Жизнь и дети ​
​Махали танкам, пушкам, тягачам…​Над тихой Малой ​
​НАШИХ ПОСЛЕДУЮЩИХ АЛЬМАНАХАХ ​снимали для кино.​
​« В «​И, поезда, как раньше, провожая,​

​листвой​ДОСТОЙНОЕ МЕСТО В ​
​>А днём солдат ​
​=============== ================= =======================​
​У высоченных лип, где рай грачам,​И ночь шумит ​

​НА СВОЙ ЯЗЫК. ВАШИ ПЕРЕВОДЫ ЗАЙМУТ ​>Бил пулемет. Бежала банда прочь.​
​24 января 1942г.​стаей​
​Пылает свод бездонный,​ПЕРЕВЕСТИ ЭТИ СТИХИ ​
​>Зверьё охотится, когда темно.​

​Умер от голода ​А ребятишки собирались ​
​Все замужем давно.​
​ПРИГЛАШАЕМ СЛАВЯНСКИХ ПОЭТОВ ​
​>Бой начался, когда настала ночь:​

​и лишения блокады.​
​становился вдруг.​
​Девчонки, их подруги,​
​ВОЙНЕ.​

​блокпоста!»​
​переносил все тяготы ​
​Двойным и гулким ​кино.​
​альманахе: "ДЕТИ НА ВОЙНЕ" - ЛУЧШИЕ СТИХИ О ​>Не отдадим бандитам ​

​всеми ленинградцами стойко ​отраженный,​
​Без них идет ​
​со стихами, опубликованными в нашем ​назад,​
​из заводов  города. Он вместе со ​Домами и платформой ​

​Друзьям не встать. В округе​
​разных стран познакомиться ​
​>Бойцы клялись: «Мы не уйдём ​
​работать на один ​

​С протяжным гудом. И колесный стук,​
​Моховой.​
​Приглашаем поэтов из ​
​неспроста.​

​его не взяли. Тогда он устроился ​вагоны​
​В окне на ​

​================ ======== ========​>Боевики их штурмовали ​
​на фронт, но в армию ​
​И набегали длинные ​Малой Бронной,​
​Леди-НЕТ и девчонка-волчок.​

​брат.​техникум. Когда началась война, паренёк решил идти ​
​новый требует пути.​
​В окне на ​в кулачок.​
​сам черт не ​поступил в индустриальный ​

​А там уж ​Пылает над Москвой​
​Жизнь собрала тебя ​>Расчету боевому был ​
​восемь классов и ​Пройдет состав, оставив дыма клочья,​
​Свет лампы воспаленной​Голод - холод. Смертей покрывало.​

​> Другу сына – Илье Веселову​
​– защитник Ленинграда. Перед войной окончил ​часов с пяти…​
​спят.​увидала.​
​Каретникова Наталия​Владимир Григорьевич Мантула ​

​Сбежав на станцию ​Их матери не ​
​Ты ребенком войну ​
​ФРОНТОВОЙ ЭПИЗОД​всего семнадцать лет...​
​убитых этой ночью,​

​квартире​ежечасно готов.​
​>Январь 1995 г.​
​А ему было ​Я видел сам ​
​Одни в пустой ​К ней любой ​

​палате тихо вою…​
​Вернусь? Увы, навряд  ли…​
​испытав сперва.​Который год подряд​

​- жизни награда.​>А я в ​
​Мороз крепчает, ветер злой-​Огнем и сталью ​
​мире​Видеть танец твой ​
​эта ночь!​и капли.​

​шпалы,​А где-то в людном ​
​Фейерверк счастья. Талант и услада.​>Как долго длится ​
​В квартире нет ​без памяти на ​
​Моховой.​Светлый полдень. Поляна цветов.​

​предо мною!​
​за водой-​Вот как швырнет ​
​И Витька с ​Цикл памяти ушедшим.​
​>И не маячь ​Пора идти мне ​

​двадцать два.​Бронной​
​Юрий Кутенин​>Уйди, война, отсюда прочь,​
​Тайком стирая слезы.​Одиннадцать тебе иль ​
​Сережка с Малой ​войны​

​>Спасу его. Назад ни шагу!​каждый раз,​
​малый,​
​сырой​
​Цикл Гениальные дети ​лесу.​

​И мама плачет ​Войне равно — большой ты или ​
​Лежат в земле ​
​Екатерина Максимова.​>Укрою в каменном ​

​А впереди морозы…​
​живешь!​Вислой сонной​
​Юрий Кутенин​
​>Волчонка моего, беднягу,​

​нас,​За землю, на которой ты ​
​В полях за ​« Ю «​>Через флажки перенесу​
​Дрова кончаются у ​
​жизнью отвечаешь​Евгений Винокуров​

​============= =============== ===============​была упряма!​
​Уснули, отмечая.​Что сам отныне ​
​пойдёт войной.​                  На это, что скажете, дети войны?   ​
​>Я так всегда ​

​Повидла ложка – весь наш стол,​И повзрослеешь, и навек поймешь,​
​На Россию враг ​
​                  Где то, что когда-то построили мы?​беду,​
​чая.​везде, во всем узнаешь,​

​Дети встанут, не дай Бог, но если​                  Дети войны, дети войны.​
​>Я отвести должна ​Встречали с чашкой ​
​И ты ее ​внуков песни.​
​участье и мы,​>Твердит: «Не надо плакать, мама…»​

​уже прошел.​
​последний ком.​

​Правнуков стихи и ​
​                  В труде принимали ​мечется в бреду,​
​Вот Новый год ​И взорванной земли ​
​— поклон земной,​держава родная.​

​>А он всё ​И первые снежинки…​
​луг, и лес, и небо,​Мёртвым и живым ​
​                  Восстала из пепла ​
​>Жизнь не кончается, мой милый!»​обед​

​Что заберет и ​зла.​
​                  Всё строили заново, мощь укрепляя,​>Шепчу: «Сынок, не уходи!​
​Кусочек хлеба на ​воздуха глотком,​
​Защитивших Родину от ​

​                  По ней, как тайфун, пронеслася война.​жизни силы.​
​Порвались и ботинки.​Что будет каждым ​
​и за дедов,​наша страна,​
​>Чтоб не иссякли ​

​Обстрелы, голод - силы нет,​
​коркой хлеба,​

​Гордость за Россию ​
​                  В руинах лежала ​к груди,​
​нише...​А та, что станет каждой ​
​Боль за беды, радость за победы,​                  Народ веселился, и плакал, и пел!​
​>Прижать хочу его ​Что засыпаю в ​
​радио замрет,​глазах —​

​гремел,​волчонка.​
​невмочь,​Иль с выключенным ​
​Как они поют! И в их ​
​                  Победный салют долго ​>И держит моего ​
​Порой бывает так ​
​газете​Разве кто-нибудь иначе рос?​

​война!​что нить,​
​на крыше.​Останется в нечитанной ​
​Нетерпение нравоучений…​                  Закончилась долгая эта ​
​>Дрожит судьбы пока ​Еще мой пост ​
​ей рот,​
​Тяга к знаньям, жажда увлечений,​- вот она!​

​>Теряя взрослого ребёнка!​ночь,​
​Не та, что, лишь возьмись заткнуть ​Взгляд пытливый, как большой вопрос,​
​и всё ж ​выть,​
​Работаю полдня и ​на свете,​
​проказ?​                  Победу мы ждали ​
​>Волчицей хочется мне ​«Молот».​

​И я узнал, что есть война ​
​Разве детство без ​в Букварях.​
​Каретникова Наталия​Направлен был на ​
​приехала сама.​Шалуны? Так что ж, они же дети.​
​                  Большая нужда была ​ВОЛЧИЦА​
​стал,​

​А тут она ​
​Детворы военных лихолетий.​
​на газетных полях,​
​>Ноябрь 1995 г.​Так шлифовальщиком и ​
​куда-то уезжали,​—​
​                  Пришлось нам писать ​

​теперь молюсь…​взяли - молод.​
​Век на войну ​
​Эти дети нет, не хуже нас ​у нас.​
​>Я о других ​На фронт не ​
​тьма.​Подвиги мужей, сынов, отцов.​
​парт и тетрадок ​в горле комом,​

​Я заявление подал.​Огнем разрывов вспыхивала ​
​урагане​                  Но не было ​
​>Но слезы встали ​
​За городом подбили.​в ночь трещали.​
​Яркие в смертельном ​
​первый класс,​я не боюсь.​

​Немецкий первый самолет​
​С вокзала пулеметы ​

​Грохот бомб, победы над врагами,​и пошли в ​
​>За жизнь его ​
​Сирены громко выли.​по железу крыш.​
​памяти бойцов​                  Вот время пришло ​

​>Мой сын живой. Он будет дома.​налет,​
​По мостовой и ​Вновь воскресли в ​
​кричали "Ура"!​>Война в Чечне, госпиталя…​
​Сегодня ночью был ​цокал​

​военных гроз.​                  И при победах ​

​>Друзей мальчишеские лица,​ Ольга Борисова​
​Я услыхал, как град осколков ​Несмотря на шум ​

​Информбюро,​>Кровавый снег, в огне земля.​
​      ДНЕВНИК​И грохотом орудий, рвавших тишь,​
​привале,​                  Следили за сводками ​
​>Тот бой, как страшный сон, все длится:​

​великое счастье…​
​же ночь, разбужен звоном стекол​Песни те, что пели на ​
​его мы рассказ.​
​плечах.​страшит. Если дойду, то это будет ​

​И в ту ​вспоминали​
​                  За чудо считали ​>Его дотащит на ​
​водой… Мороз меня прямо ​Ребят взволнованные голоса.​
​Слушали детей и ​радовал нас,​

​>Но мальчик - лейтенант, как брата,​    Ну, что же, надо идти за ​
​рассказали​Ветераны, не скрывая слёз,​
​                  И сказочник Андерсен ​
​>Пронзила боль, темно в очах.​

​пока тянется…​той же боли ​
​В необыкновенной тишине.​

​                  Чуковского, Волкова и Маршака,​
​медсанбата!​

​– кг. Около 2-3, и вот он ​
​Но мне о ​
​школьном зале,​                  И слушали мы, почти не дыша,​
​>Так далеко до ​был небольшой запас ​
​глаза!​
​В небольшом уютном ​
​прочтут.​
​судьбой?​и ее нет, но у нас ​
​Скорей, скорей друзьям открыть ​стихи читали​
​                  Послушать, какую нам книгу ​
​спорить ей с ​
​хватает, - это соли. Хотя в магазинах ​
​Санпоезд. Пулеметы на вокзале…​
​Пели песни и ​
​                  Но лучшее время, зажегши свечу,​
​>Ну как же ​надо с солью. Единственное, чего у нас ​
​горы.​
​войне​
​своё.​
​– такая малость,​
​крошки сладкого, и пить кипяток ​Зенитку у Максимкиной ​
​Школьники сегодня о ​
​                  Отечество мы защищали ​
​>И жизнь его ​
​чем. Нет ни одной ​
​раз заметил​(Посвящение поэта-ветерана школьникам)​
​                  Петлицы нашили, из палок - ружьё, -​
​>Пылало небо. Смрад и бой.​
​абсолютно не с ​
​будто в первый ​Но как зовут, забыл его спросить.​
​вся ребятня.​
​вздымалась.​
​кипятку с хлебом! Пить же чай  ​
​Но я как ​
​мальчонку,​


​                  Играла в войну ​>Земля дрожала и ​
​это слово сейчас, когда рад и ​
​жары.​
​узнал бы я ​

​дети,- игра, беготня.​
​>Наступит новая весна.​воды, чтобы согреть чай. Чай! Как громко звучит ​
​Дрожит листва, как воздух от ​
​Из тысяч лиц ​                  Но дети есть ​

​знакомо,​
​осталось даже капли ​светел,​
​могу себе простить:​                  И многие раньше, чем надо, ушли.​
​>В Москве, где все ему ​километра из колодца. В квартире не ​

​же тих и ​И только не ​
​мы,​>Дай, Бог, чтоб кончилась война!​
​придется за 4 ​Казалось: день все так ​
​Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,​

​                  Болели, страдали от голода ​
​- то будет дома,​везде, и нести ее ​
​парил на ветерке.​
​И руку, как товарищу, пожал…​сахарином (блаженство!) глоток.​


Памяти 13 миллионов детей, погибших во Второй мировой войне

​>Что вновь когда ​воду. Вода замерзла абсолютно ​

​Что дальше всех ​И, помню, я сказал: — Спасибо, хлопец! —​

​                  И чай с ​>Он так мечтал, что доживет.​

​Надо, как видно, сейчас идти по ​голубь,​

​пожар.​хлеба кусок,​

​>В огне, в дыму, в земле морозной​мерзнуть!…​

​мой самый лучший ​

​дому шёл большой ​                  На завтрак чёрного ​

​ним лишь пулемет.​февраль. Еще два месяца ​

​А это был ​От дома к ​

​- вот благодать!​

​>В окопе с ​

​весь январь и ​руке,​

​копоть:​                  Картошка в мундире ​

​входили в Грозный.​

​ложечкой повидла. Кончаются дрова. Взять неоткуда. А впереди еще ​

​и что-то мял в ​Я вытер пот. Душила гарь и ​

​голодать!​>Под Новый год ​

​чая, кусочком хлеба и ​Я шел домой ​рыхлый, жирный чернозём.​

​                  Ах, как приходилось нам ​>Он выводил: «Родным! Домой!»​Прошел Новый год. Встречали с чашкой ​

​такой тяжелой,​Мы вмяли в ​

​дома одни.​конверте​

​года.​Впервые взят тоской ​

​И эту пушку, заодно с расчётом,​                  А мы оставались ​

​>Рукой замерзшей на ​4 января 1942 ​

​ушах.​даём.​

​дни,​мой.​

​гр. хлеба.​бомб стоял в ​и полный газ ​

​                  Работали матери целые ​>Взрослевший рано мальчик ​

​те же 250 ​Лишь грохот этих ​

​Заходим в тыл ​людей.​

​смерти,​снега. А затем все ​

​не существовало,​Подъехали. — Вот здесь. — И с разворота​

​                  Видя геройство взрослых ​в Чечне о ​

​угля, расчистка снега, очистка проездов от ​И тишины как ​

​пузырём.​                  И мы, малыши, взрослели быстрей,​

​>Не думал он ​

Не забудь своих детей, страна

​на морозе: погрузка или выгрузка ​

​только сделал шаг,​И только рубашонка ​

​                  С проклятою ордой."​

​>Которую скрепила кровь.​

​Того хуже. Порвались ботинки. С дырявой подметкой ​Я от газеты ​

​Стоит парнишка — мины, пули свищут,​

​чёрною,​

​братской дружбе,​Декабрь.​

​Не ужасом — тревогой сердце сжало.​

​вчетвером.​

​                  С фашисткой силой ​>Был свято верен ​

​250 гр. Хлеба (почти глины) в день, артиллерийские  обстрелы, отсутствие жиров, конфет, мяса…​На снимках рвы, носилки, доктора.​

​катим к месту ​

​бой​

​тепло и кров.​

​Ноябрь.​дети,​

​И вот мы ​                  Вставай на смертный ​

​>И стал ценить ​ночь.​

​Бомбардированы в дороге ​

​Что ж, бой не ждёт. — Влезай сюда, дружище! —​

​                  "Вставай страна огромная,​

​ратной службе​

​хорошо…. Работаю по – прежнему там же…. Пришел после 18-часовой смены, работал полдня и ​О том, что Псков пылает, что вчера​

​вами. Прямо приведу.​

​и Мамлякат.​

​>Сын возмужал на ​под бомбами, но все обошлось ​

​газете​На танке с ​

​                  Герой Ванька Солнцев ​

​блеске глаз.​

​Коротко – жив, здоров. Побывал  несколько раз ​

​в этой же ​

Жестокое слово — война

​поеду​-​>Боль затаилась в ​

​29 сентября.​

​И прочитал я ​

​— Да где же, где?.. — А дайте я ​для этих ребят ​

​брови.​

​делаю….​

​выдумать никак!​Я подползал, они вон там, в саду…​                  И были примеры ​

​он часто хмурит ​с крыши, что я и ​

​Таким, что и не ​

​Я знаю, где их пушка. Я разведал…​неподъёмной лопатой.​

​>С тех пор ​или сбрасывать их ​

​до боли настоящим,​— Товарищ командир, товарищ командир!​

​                  И рыли окоп ​

​приказ.​лежит обязанность тушить ​

​И было все ​машине подбежал парнишка:​

​в медсанбатах,​

​>Он честно выполнял ​чердак, то на мне ​

​Сняв красный галстук, шел в леса, во мрак…​И вдруг к ​

​                  Девчонки спасали солдат ​крови.​

​не проваливаются на ​деревням горящим,​

​Он примостился, — столько всяких дыр,​слегка.​

​в огне и ​

​падение бомб, а если они ​

​Я отходил по ​

​Тут угадай-ка, за каким домишкой​

​                  Откуда головка виднелась ​>Мой мальчик был ​

​крыше своего корпуса. Весьма важная вещь, т. к. я первый замечаю ​

​И, раненный, навстречу танкам полз,​

​поймёт, откуда бьёт.​

​                  Снаряды точили, стоя у станка,​

​война.​пост. Дежурю сейчас на ​

​в одиночку​

​И чёрт его ​

​дать продовольственный пай.​>Хоть не объявлена ​

​по тревоге на ​Я сам отстреливался ​

​башен, —​                  Что б армии ​

​фронте,​Часто приходится бегать ​

​полос,​— не выглянуть из ​

​трудился, растил урожай,​>Мой сын – солдат. Он был на ​

​1 августа.​И, у газетных замерев ​

​А он гвоздит ​

​                  Кто в поле ​не до сна.​

​задания, которые получу.​

​тяжелым строчкам.​

​площади вперёд.​

А мы не стали памяти перечить

​судьбой.​>Уже давно мне ​

​отлично выполнять все ​

​Я спотыкался по ​Мы прорывались к ​

​                  Довольны своей боевою ​

​>Душа болит, лишь только троньте.​поработать так, чтобы досрочно и ​

​Не может быть! Но было! Но могло!​страшен,​

​                  Одни в партизанах, бросалися в бой,​Светлана Ефимова 2​Я подал заявление, но не взяли. Ну, не беда. Постараюсь на заводе ​

​Не может быть, чтоб наши отступали!​улицу. Огонь врага был ​

​ребята - дети полка.​МОЙ СЫН – СОЛДАТ!​

​9 июля.​на сердце легло:​

​Шёл бой за ​                  И с ними ​

​г.​налет.… Пойду добровольцем.​

​И первой болью ​суют…​

​и били врага,​19 ноября 2019 ​Германией. Сегодня ночью был ​

​газетный лист упали,​И сливы недозрелые ​

​                  Все насмерть вставали ​горы…​

​Ну, началась война с ​

Дети войны

​Но тени на ​полотенцем к танку​

​крепила она.​Вторят эхом Кавказские ​

​года.​— война.​

​Приносят мыло с ​

​                  И детские души ​ответ?​

​23 июня 1941 ​Такое слово книжное ​

​вёдрами — не труд,​страна,​

​Где найти нам ​г.​

​отдавалось​Таскать им воду ​

​                  Боролась отчаянно наша ​Кто виновен, кто – нет?​

​г. – 13 января 1942 ​душе ничем не ​

​стоянках,​                  С проклятою ордой."​

​Продолжаются долгие споры?​

​23 июня 1941 ​

​Что и в ​Машину обступают на ​

​чёрною,​Наяву, не во сне​

​юноши В. Г. Мантула.​

​полна,​дорогих гостей.​                  С фашисткой силой ​

​ли войне,​

​Из дневника Ленинградского ​

​Каникулами до краев ​

​Встречают нас как ​

​бой​

​Не о той ​         А. Ахматова.​

​каждая казалась​прифронтовых​

​                  Вставай на смертный ​военной работе.​

​всех окон - смерть.​Но так минута ​

​Из тех, что в городишках ​

​                  "Вставай страна огромная,​

​Был на трудной ​И глядит из ​

​Заботою отягощенных лиц.​

​детей,​санках, глазёнки ребят?​

​Ты же выжил, солдат!​твердь.​

​замечали строгость взрослых,​Из тех, что главарями у ​                  И трупики в ​

​Что ты хмуришься, брат?​

Поколение

​Но безжалостна эта ​Что мы не ​

​Лет десяти-двенадцати. Бедовый,​                  Блокадный, как можно забыть, Ленинград,​

​живых, целых в роте…​

​неба...​

​птиц,​

​А как зовут, забыл его спросить.​

​сжигали зверьё-палачи.​Кто остался в ​

​До седьмого доходит ​

​Воздушные бои бумажных ​мальчонку,​

​                  В печах их ​

​Вспомнить трудно теперь,​его вопли: " Хлеба!" -​

​росных​

​узнал бы я ​горе-врачи,​

​Сколько было потерь?​Как из недр ​

​шли у листьев ​

​Из тысяч лиц ​

​                  Там ставили опыты ​как герои.​

​во сне,​

​Но так утрами ​

​могу себе простить:​

​зверья.​

​Погибали в бою ​Сыновья его стонут ​

​трет глаза платком.​И только не ​                  Фашисты,что хуже любого ​

​Покорять вновь Кавказ,​балтийском дне​

​А бабушка все ​Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,​

​концлагеря​–​

​Как на влажном ​рада,​

​Александр Твардовский​                  Детей угоняли в ​

​Те, кому дан приказ ​Он живой еще, он все слышит:​

​И было странно: мама ей не ​Новая зреет слава!​

​                  Бомбили теплушки, топили в реке?​

​пота, ни крови.​- он дышит,​

​броневиком.​

​Старая слава — длится,​

​                  И, как самолёты, срываясь в пике,​Не жалели ни ​

​Не шумите вокруг ​

​С картинки съехавшим ​Устава.​

​                  Отцов, матерей, потеряв навсегда.​За Отчизну свою​

​Ленинград?​

​и парадом,​

​Штык и строку ​бродили тогда,​

​строю,​

​Кто идет выручать ​

​Война казалась фильмом ​

​Вижу иные лица,​

Россия

​                  И толпами дети ​

​Те, кто были в ​зените стоят.​

​рыли не всерьез.​маршах.​

​                  "Ну, мама, мамуля,что ты молчишь?"​

​рана.​

​Птицы смерти в ​

​Но даже щели ​

​В новых железных ​

​за руку малыш:​

​Не зажившая давняя ​

​К 65 – летию  нашей Победы.​заменили белых,​

​походах,​                  И дёргает маму ​

​дана –​Борисова Ольга Михайловна​

​Мы на фашистов ​В новых твоих ​

​родное наше жилище?​

​Им на горе ​

​Дневник​битвах расшибая нос,​

​внуках наших,​

​                  А где же ​

​Потому что она​---------------------------- ------------------- --------------------------------​

​Друг другу в ​

​В детях и ​

​вокруг пепелище,​

​видеть с экрана.​

​Витебской области, в Белоруссии.​

​дело​и ротах,​

​                  И вместо деревни ​Не хотят её ​

​с жизнью.​играл. Ведь то и ​

​В новых полках ​жили тогда?​

​войне.​пятнадцатилетия, девочка решила покончить ​

​А я еще ​

​снова —​

​                  Где семьями дружно ​Те молчат о ​

​немецкому помещику, доведённая до отчаяния, в день своего ​на призыв.​

​Выходит снова и ​

​                  Как рвутся снаряды, горят города,​огне,​

​домов города Лиозно. Отданная в рабство ​

​Как первая повестка ​

​Только доброе семя​

​помните вы?​

​Те, кто выжил в ​печки, в одном из ​

​сводка,​

​слова,​                  Что о войне ​

​забудем.​1944 году, при разборе разрушенной ​

​к ним фронтовая ​Вынуть из песни ​

​                  Дети войны, дети войны,​Кто погиб, мы того не ​

​отцу, было найдено в ​

​На днях пришла ​

​время​Тамара Агафонова​

​Встали наши сыны.​Письмо, написанное Катей Сусаниной ​

​Все извещения опередив.​

​Только не смеет ​

​Дети войны​На защиту страны​

​умирающей дочери..."​

​воинской походкой,​

Мальчишки военной поры

​прожит.​

​Тамара Агафонова​А суровые, тяжкие будни.​

​к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей ​Они свыкались с ​

​Старый со славой ​

​« Т «​

​Их война – не кино,​не будет. И моя просьба ​

​и видней.​—​

​========== ============ =====================​

​давно.​письмо, меня в живых ​

​Которым все известней ​

​Новый день наступает ​Ждут его, булатные - сабелька и щит.​

​Им за сорок ​

​неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это ​

​большими,​

​Восстановить не может.​утро озарит,​

​друзьями когда-то.​

​письмо из немецкой ​

​Они внезапно сделались ​Многое нынче память​

​Скоро поле ратное ​

​Где играли с ​

​Пишу я тебе ​

​несколько военных дней​Многие — в поле пали.​

​и надёжней нет!​Как пустели дворы,​

​   "Дорогой, добрый папенька!​А тут за ​

​Многие — постарели,​

Мы — дети военной поры

​Нет его отважнее ​Той далёкой поры…​

​мой привет...​ними,​

​спали,​

​восемь лет.​ребята,​

​Когда-нибудь прочтешь ты ​мячи гоняли с ​

​Мы по сугробам ​

​Не беда, что воину только ​

​Не забыли седые ​

​Я верю, что отыщется конверт,​Мы только что ​

​горели,​пойдёт.​

​Тем, кто жив, повезло!​Громи фашистов, помня обо мне!​

​старшие друзья.​Мы на огне ​

​ноги и домой ​Время быстро прошло…​

​Прощай, мой добрый папенька, - отныне​Простились с нами ​

​По площадям Берлина.​Встанет воин на ​

​горы.​

​в родимой стороне…​Все ширились — и утром привокзальным​

​По берегам Дуная,​голос позовёт,​

​территории, выдавливая боевиков в ​Уж лучше смерть ​

​Они же, расставаньями грозя,​Двигалась как лавина​

​Дальним эхом матери ​

​(ОГВ) постепенно расширяла контролируемые ​я на чужбине!​

​гудкам прощальным.​Сила твоя стальная​

​травною земля.​

​за Грозный. Объединенная группировка войск ​Не стану прозябать ​

​Мы мало верили ​Воля несокрушима.​

​И дарит прохладою ​

​начались кровопролитные бои ​и завтрашнего дня.​

​тишина…​Слава твоя бессмертна,​

​мирные поля,​Чечни, а 31 декабря ​

​не встретить мне ​

​Еще казалась тише ​

​и дыма —​

Военное детство

​И звенят цикадами ​вошли на территорию ​

​долюшку лихую,​привычных паровозных​

​В тучах огня ​полынь.​

​и МВД России ​

​Не вынести мне ​И от гудков ​

​Видела вся планета​склоняются мальвы и ​

​части Министерства обороны ​Германию  меня.​

​полна.​

​Защищали страну!​

​А над ним ​территории Чеченской Республики». Спустя два дня ​

​Отправят что в ​Была голубизною даль ​

​Как прадеды их​

​чистое, в ласковую синь,​

Пусть голосуют дети

​вооруженных формирований на ​плохую,​

​зноем полон воздух.​Детям своим расскажу,​Смотрит в небо ​

​пресечению деятельности незаконных ​Сегодня сообщили весть ​

​Был шелестом и ​Я вырасту —​Что ж герой, бесстрашный наш, недвижим лежит?​

​«О мерах по ​

​нашей же избе.​В. Соколов​

​Наш сон берегут.​Сила злая сломлена, валится, дрожит.​

​Б.Н. Ельцин подписал Указ ​И застрелили  в ​

​курок!​Солдаты России​

​Наземь, срублен падает - репей и осот.​года Президент РФ ​

​Хлестали по лицу, словам не веря,​И настоящий трогаю ​

​Победы салют.​

​его, грозен и высок,​

​9 декабря 1994 ​о тебе.​

​повторяю​Вечернее небо,​

​Даром страшен враг ​

​войны​

​когда узнать пытались ​раз на память ​

​году!​

​Светит солнце яркое, сеча горяча!​К 25-летию первой чеченской ​

​ищи - убили звери,​

​Я в сотый ​

​В Сорок пятом ​

​с плеча.​Наталия Каретникова​

​А маму не ​воинский урок​

​Победа пришла​

​полю и разит ​« Н «​

​нечего терять.​Но этот первый ​

​Защищая страну.​

Ребёнок

​Он несётся по ​Залишаються дітьми війни!​

​Теперь мне больше ​

​им краю.​Теряли друзей,​

​воина целая страна.​для народу​

​смену.​

​Так дни идут, как будто нет ​Горели в огне,​

​За спиной у ​Та назавжди вони ​

​За наказаньем - голод шел на ​Игра кончалась. Начиналась жизнь.​

​сражались,​не повреждена:​

​вже сни,​меня опять.​

​А он смолчал. Не встал. Не рассмеялся.​Как в танке ​

​Но отвага воина ​Кольорові і мирні ​

​но дворник возвращал ​И мать бежала. — Петя, подымись! —​

​войне.​Ниткою суровою,  рваный шлем прошит.​

​нас сонце свободи,​раз из плена,​

​Он так лежал, как будто притворялся.​Рассказывал мне о ​

​Сабля деревянная, самодельный щит.​Хоч прийшли до ​

​И убегала много ​на боку.​

​Мой прадед​

​Сергей Илларионович Глущенко​

​Пам'ятатимуть діти війни.​

​будет грязная свинья!"​И сумкою зеленой ​

​сохранил.​Защитник​

​Про дитинство своє, що розп'яте,​"Русс был и ​

​на фуражке​Вспомним тех, кто нам жизнь ​

​Февраль-март 2012 г.​травня весни.​

​и Ноной.       ​С бумажною звездою ​

​братских могил​На опушке, вдоль дорог, горят...​

​Не дожили до ​корыта с Розою ​

​своем веку,​

​И сегодня у ​

​земляники,​році тім, сорок п'ятім,​

​А ем с ​Лежал однажды на ​Отгремела давно война.​

​Где несобранные капли  ​

​Скільки їх в ​последних я.       ​

​же рубашке​Цветёт весна.​

​взгляд...​

Как нереально то, что до войны…

​дітям війни!​

​Работаю их сил ​Он так лежал, как в этой ​

​Россия.​Неба нежен материнский ​

​Хоч вклоніться цим ​

​Рабынею у Шерлона-барона.               ​меня.​

​Май.​волосам приникли,​

​фраках,​на тоненьких устах.​

​Как, может быть, внесли бы и ​

​быть должны!​Губы ветра к ​

​Гей, пани в випрасуваних ​и кровь спеклась ​его, плащом укрывши,​

​Мы дружной семьёй ​облака.​

​сини.​

​Спина в рубцах, обветренная кожа,                   ​

​И вдруг внесли ​

​светит!​

​в свет и ​Без провини сиділи ​

​На шее номер, платье в лоскутах.​

​Несовершенным подвигом маня.​Пусть яркое солнышко ​

​И сквозь ветви ​В таборах, у холодних бараках​

​на скелет похожа.                              ​над крышей,​

​знают войны,​запах хвои,​

​жаліли війни.​Ну, а сейчас я ​Чердак опять. А бой ревет ​

​Пусть дети не ​и в терпкий ​І дітей не ​

​вальс-бостон...​зенитного огня.​на планете,​

​В горечь трав ​зривались,​

​а гости танцевали ​

​И рос напор ​Пусть мирно живут ​руке - твоя рука.​

​А ті бомби, що з неба ​как стихотворения,​

​падали осколки,​

​довелось.​Это знак в ​

​голодному сні,​Читала с чувством ​И как сосульки ​

​Всё им испытать ​двое,​

​Місяць юний в ​

​унисон.​Уже спешили, нас назад гоня.​

​И голод, и холод, и ужас —​

​Голову склонили тихо ​хлібом ввижався​

​с тобою в ​комсомолки​

​пришлось,​

​упал...​

​Там блокадним їм ​и пели как ​Навстречу две дежурных ​

​Как трудно народу ​Каждый покачнулся и ​

​Що дістався їм, "дітям війни".​дни рожденья,​

​первым загремел.​

​видел, но знаю,​осторожно,​

​- це спадок зловісний,​Как весело встречали ​

​И по железу ​

​Войны я не ​

​Тихий реквием, и в небо ​

​Страх і голод ​

​минут...                                       ​

​Наш командир сказал: — За мной, ребята! —​забыто!​

​Краем света, ближняя тропа,​вночі навесні...​

​былое вспоминаю до ​

​что бел, как мел,​И ничто не ​

​Было то, что было невозможно,​Як мить тиші ​​

​Но, несмотря на то ​

​Никто не забыт,​Милый, моя деточка, прости!​

​Промайнуло коротке дитинство,​

​этой мрачной преисподней         ​как вата,​

​Цветами увито…​

​дальше,​ДІТИ ВІЙНИ (вільний переклад П.Голубкова)​Но даже в ​

​Мы замерли. И ноги вдруг ​Чьё светлое имя​

​Посохом змеится стёжка ​Остаётесь детьми войны!​

​бед в плену!​

​Пунктирами трассирующих пуль.​К могиле солдата,​

​идти...​

​Только вы, несмотря на годы,​

Дети войны

​А сколько натерпелась ​Зажженный заревом, прожекторами,​

​сыну,​И ещё помедли, так бы и ​

​сны,​сегодня.​наш июль,​

​Сведут её к ​Тихий реквием, не разомкнутся пальцы,​

​И цветные мирные ​Пятнадцать мне исполнилось ​

​Гремит ночной московский ​

​Обнимут ребята.​Словно напряженная струна.​

​дыханье свободы​тебе прощальный, папенька, привет.​

​раме,​Старушку с Урала​

​звучала,​

​К вам пришло ​весточку о доле,    ​

​А там, пылая в треугольной ​

​Бессмертно.​Лишь молитва нотою ​

​войны.​

​Запрячу в печке ​песку.​Посмертно,​

​Взявшись за руки, ушли, осталась тишина,​Будут помнить дети ​конверт.​

​По теплому чердачному ​

​—​Тихий реквием, ни стона, ни отчаянья,​своём распятом​

​пишу письмо. Вложу его в ​Вслепую лезем, стукаясь о балки,​

​Ещё один станет ​судьбы.​Но о детстве ​

​неволи​тоску,​

​Героев несметных,​Тихий реквием расстрелянной ​

​той весны,​Папулечка! С немецкой я ​

​Оставив женщинам подвальную ​колонну​

​гетто...​Не дожили до ​

​ ПИСЬМО​(туда, где зажигалки),​

​И станет в ​Тихий реквием расстрелянного ​

​году сорок пятом​                       "Реквием"​И мы тайком ​

​Имя, фамилия, адрес!​

Дети войны

​в шелесте листвы?​

​Сколько вас в ​                        Р. Рождествинский.​

​не защищенных крыш.​—​

​Слышишь шепот детский ​Поклонитесь детям войны!​

​                        Помните!…»​И ширь ничем ​

​И вот они ​дуновенье ветра?​

​фраках,​

​придет – никогда,​там, где крики «воздух»​

​За записью запись…​Слышишь скрипку в ​

​Господа в отглаженных ​                        Кто уже не ​

​Что наше место ​

​Министр обороны.​

​Сергей Илларионович Глущенко​

​своей вины.​                        О тех,​

​мамам объяснишь,​Письмо прочитает​

​Памяти расстрелянного гетто​Вы не знали ​

​                        Через года – помните!​

​Но разве нежным ​Его почтальоны.​

​Сергей Илларионович Глущенко​В лагерях, в холодных бараках​

​                        Через века,​Двенадцать лет — огромный, взрослый возраст,​

​В столицу доставят​

Юным героям войны

​=========== ============= =============​

​Убивали детей войны.​                      « Помните!​

​перешли в войну.​Найдёт адресата.​Всех, за Страну, призывая к ответу!​

​с неба​Борисова Ольга Михайловна​

​Из пятого мы ​Письмо заказное​

​войны,​А летящие бомбы ​

​Письмо​кончили в предгрозье,​

​Приходят ребята.​души все дети ​

​луны,​Борисова Ольга Михайловна​

​Четвертый класс мы ​На сельскую почту​- Смотрят нам в ​

​Вам мерещился серп ​« Б «​

​суда ко дну.​В безымянной могиле.​все истину эту:​

​хлеба​============= =========== ==========​

​На океанах шли ​

​У старой сосны,​

​Только пусть помнят ​И куском блокадного ​

​равно на фронте.​

Дети войны

​неслись фугасок гроздья.​

​Тут схоронили —​

​станет иным?!​

​Вам досталось, дети войны.​   Но были все ​

​Там на дома ​Мы сами сердечного​

​Может однажды мир ​– это наследство​

​в Сибири,​высоту.​

​Урала.​

​Дети войны, драгоценные дети?!​Страх и голод ​

​   Мы жили далеко ​

​Стальные птицы брали ​

​Что родом с ​отданы,​

​Как мгновение тишины...​

О детях войны

​слепые...​

​опасные зарницы,​Так сказывал, вроде,​

​вы в полон ​

​Промелькнуло короткое детство,​

​   Людской беды свидетели ​

​А там росли ​

​он,​

​Кем же опять ​ДЕТИ ВОЙНЫ​

​   О эти письма, письма-похоронки -​в темноту.​

​В село забегал ​

​многолетий…​Марина Милова​любовь.​

​Все зорче вглядывался ​Попить перед боем​

​Жизнь, возрождая в полёт ​" М "​

​   И чья-то вмиг окончилась ​западной границе​

​Невысокого росту.​

​страны,​----------------- ------------- -------​

​несчастье​

​И часовой на ​Был молод, черняв,​

​Молча лечившие раны ​

​Людмила Катаргина​   И в чей-то дом пришло ​

​песком.​Поди, целую роту!..​

​Дети войны, очень мудрые дети?!​============ =========== ===========​

​-​

​Затаскивали ящики с ​А сдержал,​

​лихвой седины,​Дети и война. Филателия. Эссе.​

​были рыданья вдов ​парадные не понапрасну​

​Один —​Вы, что хлебнули с ​

​            1985г​   В селе слышны ​

​А уж в ​

​И умер геройски.​

​взрослых в ответе?!​детишек!​

​извещений часто​стонущим свистком,​

​Геройски сражался​

Дети войны

​Ну, почему вы за ​

​Отнимали отцов у ​   И после этих ​

​Вслед за тревожно ​Фашистскому войску.​

​греха, ни вины,​

​    Не хочу, чтобы взрыв​

​   Почтовые служили извещенья.​— свет надолго гаснул​

​А не сдался​

​Души, где нет ни ​

​Не хочу, чтоб война,​

​   И отзвуком того, что звалось войной​

​А уж случалось ​

​Один —​

​Дети живые, погибшие дети.​

​    Мир услышит!​

​   Глубокий тыл, а где-то шли сраженья​

​Играет настоящая война!​

​Один в окруженье.​

​грязной войны –​Пусть сиротский призыв​

​-​

​И не догадываемся, что с нами​

​Солдатик остался​

​Чистая жертва для ​

​мир!​

​за каменной стеной ​

​гибели сполна,​

​Грохот, сраженье!​

​одинаково светит…​

​    Все боритесь за ​

​   Мы жили как ​

​Мы верим ложной ​

​Ой, милые!..​

​Солнце для всех ​

​мир!​

​дороже.​

​Но в коридоре, становясь под знамя,​

​— Что было?!​

​свежи и стройны,​

​Все вставайте за ​

​село нам всех ​

​на боку.​

​Что было когда-то.​

​В мае берёзки ​       Припев:​

​   Но было то ​И сумкою зеленой ​

​Узнать, расспросить их,​Может герои, но, в сущности – дети.​

​                                   Тебя «дедушкой»...​

​-​

​на фуражке​

​Заходят ребята —​страшной войны.​

​                              Не пришлось называть​   Да ветры злые, да крутой мороз ​

​С бумажною звездою ​К окрестным старушкам​

​Дети Великой и ​                         Папа, внукам твоим​

​и бездорожье,​

​Не на ковры, навстречу синяку,​было.​

​приметен –​                    Ты погиб молодым.​

​   До города тайга ​Петька или Сашка​

​Не до надписей ​голос совсем не ​               Папа, детушки.​

​   До города - две сотни верст,​И падал навзничь ​

​час​В маршах их ​

Баллада о детях войны

​твоей,​

​в колхозе мама.​шагу.​

​Знать, в грозный тот ​

​не видны,​

​          Есть у младшей ​

​   И там работала ​Подстерегала на любом ​

​Безответна могила.​Их силуэты почти ​

​–​

​нас занесло​комнатах шальная пуля​

​Ведь надписи нет.​

​Сергей Афонин 13​

​     Сорок зим  пронеслось ​

​   Туда военною судьбой ​

​И в светлых ​проронит.​

​Дети войны​

​Сорок лет унеслось…​село,​

​врагу,​О том не ​

​Сергей Афонин 13​детишек!​

​   Большое и холодное ​Строчили беспощадно по ​

​Могила ни слова​« С «​

​Отнимали отцов у ​утонуло Малово -​

​поваленные стулья​

​Погиб в обороне?​

​---------------- ------------------ ------------​    Не хочу, чтобы взрыв​

​   В снегах сибирских ​А на спину ​

​он?​

​«Сражаться до конца»​Не хочу, чтоб война,​

​Аркадий Белкин​сквозь потное стекло.​

​В атаке убит ​Поиск Вечного​

​    Мир услышит!​В тылу​

​Глазел на мир ​Откуда он родом?​

​" П "​Пусть сиротский призыв​

​Аркадий Белкин.     ​

​Любой из нас, растягивая хобот,​имя?​

​----------- ------- ----------------​мир!-​

​============= ============= =============​И вот, пока сражение текло,​

​Но как его ​И надежды свеча...​

​    Все боритесь за ​была.​

​десяток добыт.​

​Перед нашим народом.​глазах и мольба,​

​мир!​Просто нашей дорогой ​

​Откуда-то их был ​Он выполнил долг​

​Но в недетских ​Все вставайте за ​

​Та дорога, что Родиной пройдена,​дню.​

​На могилу солдата.​И лопатки торчат,​

​       Припев:​

​не пойте нам.​десять раз на ​

​Приносят цветы​

​худоба,​росы!​

​Только вы дифирамбы ​

​И примерял по ​Приходят ребята,​Не щадит никого ​

​                              Убивала рассветы и ​

​нам большая пришла.​резиновое чудо​К разбитому доту​

​Не пропав сгоряча.​беда,​

​И любовь к ​

​Таскал с собой ​

​С. Погореловский​живых,​                         Эта кровь и ​

​Жил, работал, и малому радуясь.​ребятню,​

​положили цветы.​

К началу второй мировой

​Вопреки оставаясь в ​                    Не хочу, чтоб война,​

​не ныл,​Но, на игру сзывая ​

​Мы к ногам ​Пусть растет, саранча,​

​               Даже взрослой.​

​и в поле ​

​понял: для чего, откуда,​Нестареющим нашим вожатым​

​войны,​нём​

​Он в забое ​Я и не ​

​штурм высоты…»​

​Выживать нужно детям ​          Я тоскую о ​

​Кто баланду хлебал, не валандаясь,​

​с работы принесла.​Шли солдаты на ​

​За собой поманил.​

​     Ты убила отца.​

​войны,​

​Себе и мне ​

​На рассвете, прижав автоматы,​младший брат,​

​Ах, ты, злая война,​Знаю я : тот, кто ел хлеб ​

​мама два противогаза​

​вернула война.​Не послушный такой ​

​                 40-летию Победы 1945-1985гг​Где вы, сверстники, нынче мои?​

​В тот вечер ​

​И домой не ​Загулялись они,​

​Л. Селезнёвой​рады бы…​

​обычные дела,​

​Забрала их, веселых и юных,​никак,​

​Стихи и музыка ​И морковке мороженой ​

​Я все свои ​старшина, —​

​Не дождется ребяток ​Любовь Селезнева​походы – «бои»,​

​Я помню день, когда забросил сразу​Нам сказал пожилой ​

​Дома - мамы любовь,​

Детство

​Услышьте сиротский призыв!​

​Мы ходили в ​отсветы его.​

​же зеленом июне, —​Разорвался истёртый шнурок,​

​детской мечтой...​не склонять головы.​

​На нас ложились ​

​«Вот в таком ​соль,​

​С солью и ​Звал он нас ​

​иначе —​

​дат.​

​Пайка хлеба да ​

​Я седая. Жую корку Хлеба​друга – товарища,​

​Горел Париж. И так или ​

​От военной суровости ​

​руках узелок,​бирюзой...​

​Он был голосом ​

​забот МПВО.​им не деться​

​С провиантом в ​Взгляд отца с ​

​Сквозь бомбёжки, обстрелы, пожарища.​Все шире круг ​

​Но уже никуда ​мороза не раз.​

​черной лентой,​голос Москвы​

​были передачи.​

Я был тылом — сопливым, промерзлым…

​солдат,​Но спасал от ​

​Вот портрет с ​Пробивался к нам ​

​Но все тревожней ​Сохранился на лицах ​

​моток,​

​Память надежды мудрей.​теперь нет цены.​

​детства отводил беду.​Отпечаток счастливого детства​Будто шерсти линялой ​

​Надежда всегда молодая,​

​Но зато нам ​

​И Кремль от ​Пехотинец, матрос и пилот.​

​Старый, в клетку, пропах,​Упорхнули с сеней.​

​и обедом, и ужином,​лыжах,​

​с обелиска​Покрывает бабулин платок,​

​Годы раненой стаей​Был нам жмых ​

​санках и на ​На дорогу глядят ​

​Смерть кругом, не в кино.​

​домой...​душами.​

​Летели дни на ​лето цветет,​

​печать,​С корочкой Хлеба ​

​С обожжёнными порохом ​Ты помнишь! В Александровском саду​

​Где багульник все ​

​Безнадёги и страха ​

​вернется​

​Мы - голодные дети войны,​Ты помнишь? Возле краснозвездных вышек​

​На поляне, от лагеря близко,​Прохудилась давно,​

​Папа с фронта ​травы.​

​Неслись навстречу — буре без забот.​В. Фетисов​

​плеча,​Голодной сибирской зимой:​

​Как морозами стебли ​легкие полозья​

​земле всегда!​

​Телогрейка с чужого ​

​Вдруг мечта улыбнется​контужены,​

​И детских санок ​Мир нужен на ​

​Ольга Мельничук 2​

​солью?..​Только были войною ​

​в тот год,​Чтоб жили люди, города…​

​Дети войны...​Корочки Хлеба с ​

​мы.​том не думали ​

​строчат,​=========== =========== ========​

​Что вкуснее найдется​И влюблялись, любили не хуже ​

​Но мы о ​И пулеметы не ​

​значит!​Шепот Хлебного поля...​

​были, как вы,​кончили в предгрозье.​

​молчат​Очень многое молитва ​

​Память горького детства...​Мы такими же ​

​Четвертый класс мы ​Пусть пушки грозные ​

​в беде поможет.​поет...​

​Анатолий Лисица​В. Соколов​

​не клубится дым,​И Господь всегда ​Всё о прошлом ​

​БЫЛИ...​

​Проверенных войною поколений.​Пусть в небе ​

​горько плачет.​И полынь что-то горько​

​МЫ ТАКИМИ ЖЕ ​равными в ряду​

​голубым,​

​Мальчик на коленях ​Как фламинго, встает,​

​АНАТОЛИЙ ЛИСИЦА            ​

​Чтоб стать сегодня ​

​Пусть небо будет ​

​Господи, Всемилостивый Боже,-​Выйду в поле, а зорька,​

​« А «​

​тишь (без сожалений!),​Н. Найденова​

​отца-солдата.​

​Л. Селезнёвой​ВОЙНЕ 2014​

​И мы забыли ​домой советские солдаты.​

​И спасла его ​Стихи и музыка ​

​АЛЬМАНАХ "ДЕТИ НА ВОЙНЕ" - ЛУЧШИЕ СТИХИ О ​том году​

​Шли с войны ​

​научила.​

​Любовь Селезнева​И вдохновения!​

​И рассмотреть, что в грозном ​А дорогою степною​

​Сына мать молиться ​Корочка хлеба​

​Вам!​вглядеться​

​Затуманились речные перекаты,​лес до медсанбата.​

​----------- ----------------- ------------------------------------​Светлых майских дней ​

​в быль великую ​горою,​

​Но дополз сквозь ​

​ремень всего один...​нашего народа"...​

​Я в силах ​Солнце скрылось за ​

​Защемило сердце. Боль пронзила.​В деревне ведь ​

​"Кто такие мальчики ​

​него​

​святую.​

​после страшной битвы.​отшлепала ладошкой -​

​переносе текста...​

​А потому, что лишь через ​боях за Родину ​

​Был он ранен ​

​      - Нас мать вчера ​- она потерялась при ​

​вспомнить детство,​Всех врагов в ​

​очнулся,​           Курлыкал где-то журавлиный  клин.​

​Добавьте последнюю строку ​

​Что захотелось просто ​Одолели, победили​

​боец в лесу ​слеза горошком.​

​Игорем!​

​оттого,​

​— страну родную;​

​В этот миг ​

​                Катилась по щеке ​

​Спасибо вам с ​том повел не ​

​Защищяя отчий край ​Господи, услышь мою молитву.​

​вернулся! Он -  живой!​Это очень трогает...​

​Я речь о ​

​щадили,​он живым вернулся.​

​               - Зато с войны ​поёте...​

​вести пропавших!​Они жизни не ​

​Лишь бы только ​

​мальчишке:​надрыва - спокойно и скорбно ​

​До возвращенья без ​

Калуга, 1941

​сердцем заслоняли.​в день весенний.​

​          А сирота завистливо ​

​И без малейшего ​

​о гибели отцов​

​От врагов солдаты ​Пусть домой вернётся ​

​тебя батька твой!​

​красивая песня, Серёжа!​От тяжких слов ​

​Свое знамя боевое​помилуй.​

​     - Ну и отделал ​Какая искренняя и ​

​И песен, порохом ее пропахших,​

​повыгорали;​Только папу моего ​

​поротый парнишка.​Большое спасибо, Лидия. С Праздником Победы!​

​ветров​Гимнастерки на плечах ​

​колени.​К ватаге вышел ​

​с трудной судьбой!​под зимний звон ​

​От жары, от злого зноя​Хочешь, даже встану на ​

​чугунок...​перечеркнуты войной. Мальчики героического народа ​

​И мы прошли ​

​домой советские солдаты.​

​Боженька, родной, любимый, милый!​

​С картохой обронила ​

​и жизнь были ​задавали каждый день.​

​Шли с войны ​Бабушка его, наверно, знает.​     И мать моя, того птенца спасая,​

​многих из них ​

​И на дом ​

​А дорогою степною​помню его имя.​

​двойки, сукин ты сынок!​

​, а впоследствии у ​нам преподавали​

​Затуманились речные перекаты,​

​Я уже не ​

​          А вот за ​мальчиках сороковых годов, чья мирная биография ​

​В холодных классах ​

​горою,​

​не хватает.​

​               - Вот за табак,  паршивец! За кресало!​

​Необычен распев голосов.​

​современному юношеству о ​

​зарев тень,​

​Солнце скрылось за ​

​Только папы очень ​

​         В ремне скрипучем, с орденом боец...​Очень своевременно напомнить ​

​В века отбрасывая ​А. Коваленков​

​нас, родимый.​сосед «громил японца»,​

​Сергей!​

​дали,​всей страны!​

​Боженька, всё есть у ​

​      Лишь год назад ​

​поколением.​

​Войну, что опаляла наши ​За главный праздник ​

​замолвил слово.​отец:​

​С Великим Праздником, подаренным нам Великим ​не передам.​

​к Дню Победы,​

​За неё сосед ​   Хлестал ремнем виновного ​

​позицию!​Которых силу я ​

​За ваш подарок ​супа чистит,​

​подвального оконца-​

​за активную гражданскую ​

Та зима была, будто война, — лютой…

​салютов знаменитых,​

​Спасибо, братья и сыны​

​Овощи она для ​

​Донёсся крик с ​

​по коже.​

​До славы тех ​Спасибо вам, отцы и деды,​

​столовой.​

​в горниле войны​

​Какая своевременная, достойная песня! Слушаешь, и мороз гуляет ​

​городских зениток​

​народа.​

​Принесёт из воинской ​

​                     Отцу моему, Селезнёву П.П., без вести пропавшему ​

​Благодарю сердечно, дорогой тёзка. Рад, что понравилась песня.​От первых залпов ​

​И заслужить любовь ​

​Бабушка картофельных очисток​

​Любовь Селезнева​

​Браво, дорогой Сергей, замечательная песня! Отличные стихи, душевное исполнение - спасибо большое создателям!​

​учили по складам​

​смогли​

​Гитлера скорее победила.​Ремень​

​Рад, что песня понравилась, Света! Спасибо!​

​А мы ее ​

​Вы победить врага ​Сделай так, чтоб армия родная​

​Любовь Селезнева​

​днём Победы!​

​по сводкам проходили.​

​четыре года,​

​этом говорила.​

​« Л «​Благодарю! И Вас с ​

​А мы ее ​

​С боями все ​

​Мама мне об ​

​=================== ====================== ===================​

​С Величайшим Праздником, Сергей !​

​школьники войну,​Вы героически прошли​

​Боженька, ты где-то есть, я знаю.​

​спокойные сны…​

​Благодарю Вас.​

​По книжкам учат ​вечном перед вами.​

​мамочку убило.​

​Пусть вам снятся ​

​Память)))​вошли сражений были.​

​В долгу мы ​

​А теперь и ​

​в День Победы!​

​Замечательная песня))) Лирическая патриотическая песня, которая трогает душу!!! БлагоДарю авторов за ​В ряды легенд ​

​до земли,​

​ни хлебушка, ни денег,​Пусть сияет салют ​

​талантливых работ!​

​что в старину.​Поклон вам низкий ​

​Нет у нас ​

​войны.​

​Вами посредством Ваших ​

​Уже война почти ​сердцами.​

​молилась.​

​Дети страшной суровой ​Рада знакомству с ​

​А. Дольский​

​Вы заслонили нас ​

​У иконы спрятанной ​Будьте счастливы, бабушки, деды –​

​С искренним теплом, Надежда-РАДА.​не отдам.​

​мир спасли,​

​Господи, бабуля на коленях​

​были согреты!​

​и в семье!​

​желаю и вам ​

​Вы от фашизма ​

​зовётся тылом.​

​Чтоб все радостью ​

​Здоровья, счастья, любви, мира в мире ​

​Я вам не ​

​войны.​

​Хотя город наш ​снова в дом,​

​и родных.​

​И этой тревоги, и этой дороги​Мечталось вам среди ​

​погибла,​

​Чтобы счастье вошло ​пройдут в бодром, веселом настроении, ярких событиях, в кругу близких ​

​повзрослеть было нам.​

​и счастливой​

​Мамочка моя вчера ​Победы,​

​Пусть эти дни ​

​И очень легко ​

​О жизни мирной ​

​убили.​

​Приближая наш праздник ​

​Победы!​

​мы были нестроги,​Отчизны верные сыны,​

​Сделай так, чтоб папу не ​

​Вы работали, детским трудом​

​праздниками и юбилеем ​

​К слезам материнским ​

​смертельный шли вы,​любимый!​

​Потерявших отцов навсегда.​

Память

​С наступающими майскими ​

​войны, и слава Богу!​Когда на бой ​Боженька, родной мой и ​

​Сиротели мальчишки, девчонки,​

​строки Игоря!​На страшный класс ​

​А. Воскобойников​

​Ольга Мальцева-Арзиани​тогда?​

​песню на замечательные ​

​класс —​

​живем!​

​Молитва маленького сироты​Сколько их приходило ​

​БлагоДАРЮ, Сергей, за столь трогательную ​нас на целый ​

​За мир, в котором мы ​------------ ------------------- -----------------------------​

​похоронки.​Победы!​

​Отстали вы от ​

​За мирный дом,​

Война

​сърце!​Ничего нет страшней ​

​Спасибо и Вас, Александр, с Великим Праздником ​Живя в тепле, умнея понемногу,​

​За тишину,​

​с радост старешкото ​

​война.​------------​

​Вы, юные, чуть-чуть крупнее нас,​

​весну,​Пак звънко бие ​

​Отняла ваше детство ​

​! ...​

​высоко по службе.​За жизнь, за детство и ​

​– Победа!​Детство кончилось. Девочки, мальчики…​

​С Днем Победы ​

​А третьи слишком ​

​Благодарим, солдаты, вас​Ах, люлячето бяло…  Днес празник е ​

​не до сна.​

​izba-2015-1336207​

​Одни пропали, а другие пьют,​

​От всей земли, от всей земли!​

​пак в ръце.​От бомбёжек порой ​

​-----------------------------------------------​в дружбе?​

​Солдаты Мая, слава вам навеки​

​Войната бе отдавна. С букет е ​

​в куклы, ни в мячики.​

​-----------------------------------------------​

​Где вы, мальчишки, что клялись мне ​

​вы домой пришли.​на снимка жълто-бледа.​

​Не играли ни ​нашего народа.​

​книги и уют.​

​Когда с Победой ​

​Красавица се смее ​в те годы.​

​Кто такие мальчики ​

​Сегодня в моде ​

​свете,​имена.​

​Вместо взрослых трудились ​

​четыре года,​

​Четыре ли года? — Нет, века войны.​

​не было на ​

​храма с геройски ​страны​

​Показали мальчики за ​свобода.​

​Еще тогда нас ​Звучи молитва в ​

​На колхозных делянках ​

​Шпрее – в сорок пятом,​

​Прошла беспризорная наша ​Вы бой вели, священный бой!​

​снимката протрита.​к станкам, на заводы.​

​Волгу – в сорок первом,​

​из тылов пацаны.​

​столетий,​смее звънко от ​

​Шли от парты ​Повидали мальчики – храбрые солдаты –​

​Бежали на фронт ​Судьбу решая будущих ​

​и пак се ​

​Малолетние дети войны​Уезжали мальчики – стиснув автоматы.​

​Далёкие годы, тревожные годы...​буре огневой,​

​война​

​               посвящается...​

​сражений, на броне покатой​От слёз, наверно, горький шоколад.​Когда в военной ​

​от тая зла ​

​Отечественной войны (1941 - 1945 гг.),​В черный дым ​

​ленд-лизу​свете,​

​в годишнина далечна ​

​               в годы Великой ​свистку в атаку.​

​в больнице по ​

​не было на ​гърдите​

​               Несовершеннолетним труженикам тыла,заменившим взрослых         ​

​Поднимались мальчики по ​И я глотал ​

​Еще тогда нас ​бял люляк към ​

​Каретникова Наталия​поддаваться страху,​

​На ящике «Detroute for Stalingrad»,​

​Великий Май, победный Май!​Днес бабичка притиска ​

​Дети войны​

​Не хотели мальчики ​Союзники выписывали визу​

​Солдаты, подарили вы планете​даде…​

​Каретникова Наталия​совести и чести...​

​Варенье у кого-то пролилось.​

​край.​

​клети медали ще ​« К «​

​Не продали мальчики ​

​ел, когда на землю​из края в ​

​На майките им ​

​==================== ====================== =========================​

​побег на месте,​

​Я землю даже ​

​Когда гремел салют ​

​А те – в земята чужда, в разхвърляни могили.​

​нацистских преступников.​

​Убивали мальчиков за ​злость.​

​свете,​петте…​обвинительных документов против ​

​собаки.​Набитое нутро смиряет ​

​не было на ​каже?! Сама е от ​

​процессе, как один из ​Догоняли мальчиков лютые ​

​не приемлю:​

​Еще тогда нас ​на близките да ​

​фигурировал на Нюрнбергском ​

​страшные бараки,​

​Я сытости доныне ​

​М. Владимов​ще има сили​

​         Дневник Тани Савичевой ​

​Попадали мальчики в ​шпана.​

​нас.​гибелта им сега ​от туберкулёза.​

​Умирали мальчики, где – не знали сами...​Последнюю мелочь бросала ​и за всех ​

​Но как за ​

Тыловое детство

​через два месяца ​степями,​

​и старцам убогим​За весь мир ​

​Ах, люляк бял, съзвездие – бели цветове!​инвалидов, где и умерла ​

​Отступали мальчики пыльными ​И жалким старухам ​

​деды​Строени на гърдите, медалите й светят.​

​в Понетаевский дом ​Уходили мальчики – храбро песни пели,​

​война,​Как сражались наши ​

​и градове.​

​Таня была направлена ​Уходили мальчики – на плечах шинели,​

​Грехи отпускала святая ​Мы обходили рынки ​

​получив в наследство.​Вкусило наше пасмурное ​

​пор боюсь мужского ​лица не пряча.​

​Рассказывал, давя бездонный бас,​И двух солдат, которым подала​

​солома,​дома​

​И все, казалось, были пожилые,​Не торопясь, они к Москве ​

​Оттуда, где закаты занимались, —​

​путники в жильё​

​М. Пляцковский​

​угол чердака,​А нам хотелось, чтобы поскорее​Латая наши драные ​

​было нам годков ​

​И на зиму ​

​Худущие мальчишки и ​О. Шестинский​

​когда земля гудит ​были в солдатах, —​

​немым проклятием войне.​

​взаправдашней войной.​Так, озорные дети улиц,​

​а маму... немцы увели...»​наше приказанье,​

​А ну признайся,​

​ее мальчишеский задор.​А среди нас ​

​Надев отцовские пилотки,​

​ставили в вину,​

​— Мы не рабы! — заучивал урок.​фронта​В печках застывала​

​морщинах сбившихся платков.​Я с детства ​

​Пролетело, как стрела.​В школу я ​

​На Ильинском спуске.​Под большой столовкой,​

​Кукрыниксы в Окнах ​

​Не забудет подсказать:​Нас разбудит рано.​все​

​Вермишель с тушёнкой!​

​А на сладкое ​Будет юнкерс невезуч ​

​спрятанный,​от пропасти,​

​и даже сейчас ​И стонала она ​

​цвели кругло,​по земле крупно,​

​на всем свете​голосит ветер,​

​классе.​мороз крался.​

​навалясь на январь ​Та зима была,​

​шествия… А я,​мазками​

​Слились в единый ​Да медленное умиранье ​

​В стороне от ​Из лесов. Из горящих лесов.​

​Которой нельзя миновать.​бал,​

​Суетливые женщины, стайки детей, старики,​было. Заноют, завоют гудки.​

​«И-эх, Калуга!» — строй встревожил​мимо нас​А всех оставили ​

​Идут, молчат, глядят в затылок,​

​их встречать​Ушел знакомый гарнизон.​

​В. Тряпша​И целуют в ​

​Наши матери,​солдат.​Вынесших ад.​

​С тоски зачерствевшего ​В мир холодной ​

​От звезд гимнастерки ​А. Жигулин​

​Почему мне медали ​Я стихи о ​вишен.​

​И годами для ​пылали.​

​От которых и ​Если я не ​

​и сама кой-чему научилась.​корки буханок​

​и хотя те ​

​небе, а в нас.​

Начало

​Я свидетельствую о ​пепле,​

​умирать или жить ​солдатстве​и о сердце ​

​Но свидетельствую о ​всех лжесвидетельств​

​им воздали еще ​

​Урал.​

​рубили.​

​и надежды на ​рев стоял только ​ее.​

​и глаза у ​но от пепла ​

​расшатавшимся зубом о ​Л. Щасная​

​горький час-​В глаза смотрела ​

​Безжалостное слово — «Нет!»​Раскалывая белый свет.​

​Просили, плача: «Мама, хлеба!»​золото ценилась.​

​А были вместе ​

​Была судьба у ​Его война, как стебелёк, сломала​

​С. Дрофенко​как главный урок, нам дана.​

​И все-таки эта война,​и низкие птицы ​

​грозовых.​подвода с утра ​

​еще не ходили.​эха нашла.​

​Победа наградой была.​на головы с ​

​А в голод ​из тоненьких венок,​сил.​

​Со всех одинаков ​Станки малолетки, как крепости брали,​

​на фронт.​

​Кто шёл в ​

​Кому-то из плена ​души в полёт.​

​чистоту они пили.​Влюблялись они.​

​плечу всякий труд.​Их воля не ​

​и без страха ​детских забав.​

​небосвод.​досталось​

​придет война,​прорастает в нас,​

​Они остались в ​

​Которых та война ​Всё ярче звезды, небо голубей,​

​тех времён.​Нас​

​Пол-ста.​

​Черны стоят…​Сгоняли туда​

​Летят журавли…​

​И снилось всегда​

​Шорох крыл,​слышны…​

​Мы родом из ​отберет война!​

​Мира вам, здоровья, долголетья,​должны​

​Чистые пред Родиной ​Девочки и мальчики ​

​Чтоб скорее мира ​и в печах.​

​Но честны перед ​повзрослели,​

​На пределе сил, но не прогнулись​Поклониться нужно до ​

​Дети войны — и боль отчаянна!​немцами —​

​Земля омыта слезами ​Дети войны — и веет холодом,​

​А кто-то сейчас, слава Богу, живой.​Вам ангел победы ​

​Вы шли в ​были отцам,​

​Вы в поле ​Вы бились с ​

​спокойные сны…​

​Дети страшной суровой ​Чтобы счастье вошло ​

​Сиротели мальчишки, девчонки,​война.​

​в куклы, ни в мячики.​На колхозных делянках ​

​стать.​голубей гонять,​

​В клубах пожарищ ​остаться сумели,​

​достались сожженные хаты,​

​Дети войны — те девчушки, мальчишки — ребята!​до последнего вздоха ​

​Ночи не спали, но верили — мы победим!​Дети войны на ​

​Всё понимая — пришел расставания час.​нарядов.​

​грохот снарядов,​

​Мы — родом из детства ​

​Завещано помнить про ​сердце у нас​

​В кино — в переполненном зале​За нас умирали ​

​Эпохой бессмертия мы ​

​И заслонить,​И мальчик тот, что, голову склоня,​

​ответе,​нас.​

​глаз.​

​леса,​Прикрыть собою крохотных, бескрылых.​

​Пока мы землю ​скрывают в детстве ​

​исчез.​неба:​

​Бредя босым по ​

​Шел, чтоб не пасть,​быть,​

​И рожью​берегом стрижи,​

​чистенькой матроске,​Зовущей мстить за ​

​— пусть гнев горячий ​И вся рванулась, точно ветерок.​

​улыбки​Так весело промчался ​

​широко,​белых дни.​

​Что было очень ​

​метель по-волчьи выла,​

​На жалобный комочек ​

​лет пяти.​

​B большие окна ​Ребят угрюмых привезли ​

​суда.​детство​

​двенадцать лет, когда замрут вокруг,​мир,​Не походя на ​

​стойкость!​Лежал тихонько на ​

​круглый мяч…​

Из поэмы

​А мальчику в ​При нем снаряд ​

​отчество,​Сиротственники войны.​

​годы мирные​не раз:​

​Мы — дети военной поры.​Ходившие в рваных ​

​Отцовской не знавшие ​Но мы уже ​

​А летом от ​

​дремали устало,​

​вести,​Не знавшие детской ​

​в подвале​небом,​зенитки,​

​поры!​И звездные манят ​

​Летят чьи-то санки с ​Лихие торчали вихры.​

​Полки тыловой детворы​И снились не ​

​плечами​Д. Блынский​

​Край, пропахший скошенной травой,​

​Скажет мне,​Ем и запиваю ​Крепко спит трава, сойдясь в ряды.​

​Ты встаешь,​—​

​В окна школы,​синие дышу.​Темный класс подобен ​

​Что России трудно,​не нужна.​

​Разве ты не ​щекочет цыпки,​

​Что начата войной.​Лишь тебе известная ​

​Война вторая Мировая.​Довоенных…​

​В своих свершеньях ​Сосредоточенные дети,​

​Но не смогла ​была другая.​

​Нас изумляя и ​То было и ​

​Нечаянное время года.​Весна. Зима.​Войны.​

​Ужом вползая в ​Куда сильнее, чем ночной​

​осталось от войны?​Дай ей Бог ​

​Вот уж точно,​

​мне б.​С этими словами ​

​«Светомаскировка», «лазарет».​С детства новых ​

​То есть я ​чёлок —​Был серебряным смех ​

​навек опустел,​своих дорогах​

​У войны было ​И, пусть мы были ​

​Года пройдут, но эти дни ​матерью была.​

​А были вместе ​

​Была судьба у ​

​Упала нам на ​Спасённые дети войны.​

​полка.​Останутся жить на ​

​неволи​Открыток военной поры.​

​Надежд, обретений, потерь.​

​Румяна картошки пустой.​солдат.​

​Как вестники праздничных ​

​При свете коптилок ​Нам вести суровые ​

​Сменила весёлые горны​В те дни ​

​Прожекторов яростной вспышкой​Е. Евтушенко​Стала детским садом ​

​люди никогда,​

​Россия,​вода,​

​им война.​

​Отец и мать​

​войне​Когда на нём ​

​и великих!​Их губы запеклись ​

​огня:​душу из могильной ​Кровавый след коричневой ​

​людей остался дольше​Им скорбный монумент ​

​надеждой, как в лесу ​Без них Европа ​глины обжигают,​

​Прославившие наш двадцатый ​И в чём-то человечество отстанет,​весны.​

​Сгорело в адском ​За кровь, пролитую в Поповке,​

​вырытой могиле​При нём избу ​слёз,​

​И это всё, что уцелело​Стоит, зажмурившись ребёнок —​

​Наравне со взрослыми​Ребячьи наши годы ​Не только что ​

​страна.​Идет война!​

​От самой.​

​И покуда ты ​На другой —​

​Стою с другими.​просто были ранены.​Не многим было ​

​небес далёких видим…​

​Пускай! На это не ​Нам не мешало ​

​кулаки –​

​Ни шагу не ​врага.​

​По пояс утонув ​развалины,​

​Калита Сергей​сны,​

​в огне войны​В ночи сестрички ​

​Сестра осела как-то странно:​И мы бежим ​

​Бомбёжка разорвала ночь:​И вязнет в ​

​А утром – станция, вагон,​тюрьме.​

​Остались мы вдвоём ​Обратно кинулся народ,​

​цивильных.​Еду готовят мамы ​

​чуть дышит.​И от коптилок ​

​каждый​Равиль Валеев​

​ещё ходила…​дом…​

​Мальцом ещё попал ​Враз никого не ​

​весь нельзя…​Владислав Амелин​

​И твоя неприкрытая ​за это.​

​не раз.​

​твоих вечность открыла.​Со звездой на ​

​в упор.​Как висят перебитые ​

​улыбаться.​Говорить,пацана потеряли….​

​больно горит,​А недетское сердце ​

​лесу,партизанов!​васильковых глазах,​Партизаны застыли в ​

​муки.​Стихотворение посвященное юному ​

​воронке,​Войны, безжалостной, конец.​

​Он в перекошенные ​дом,​

​голубыми​

​Пробита грудь была ​Чужая речь… а он лежал,​

​А он живой ​похоронка​

​— Что голову повесила?​

​мала!​платьице​

​На ней шинель ​Влетала, как стрела,​

​городом,​враг —​

​Хоть ростом так ​

​лет.​

​Но меньше так ​

​И выдали суконную​В один сапог ​

​Теперь сестра военная,​войны​

​Малолетка еще, девчонка –​Вести черные – похоронки,​

​и бед…​И померкнет в ​

​тревогой ждут.​

​окрест.​Ребятишкам – картошка в печке,​

​как прежде,​

​уж год.​По пяти деревенькам ​

​стужей​худа.​

​Стихи о почтальонке ​милых мам своих…​

​Неужто люди мир ​и Хатыни,​

​с укоризной​Тринадцать миллионов детских ​

​– каменный Цветок,​новый станет в ​недород​

​Кто землю по-хозяйски обживают​мир.​

​взлетят волшебной стаей​

​Их смех фонтанов ​А. Молчанов​

​Виден этот белый ​Он пророс сквозь ​

​мы им не ​слёз.​

​– юных ленинградцев?​

​Не стыдитесь, люди, и не прячьте ​

​город заслонял.​Тормозни, водитель! Задержитесь, люди!​

​И к сердцам ​

​каменный Цветок.​По Дороге Жизни ​

​Чтобы лычковскую боль ​

​пассажиры спешат поглядеть ​

​побежала​В смертном ужасе ​

​Скорбный памятник детям, погибшим в проклятой ​

​горькую память​ними в дни ​

​Отдавая заботы тепло ​в скромной могиле​

​Нету боли страшнее, чем видеть страданья ​

​И беду ленинградцев ​

​как над ними, не стыдясь, и мужчины рыдали​

​простим.​

Младшему брату

​Кто-то, сам погибая, пытался другого спасти…​И кровавились детскою ​

​над ними на ​усмешкой своей.​

​от вагонов – десятки детей!..​

​с крестами?..​той стороне,​

​Кто же мог ​

​Целый поезд детей ​Здесь в июльский ​

​скорби и братства ​земле, чьи названия, словно оковы,​

​Привет, Василь Васильевич, примите наш привет!​

​А он себе ​не оглянется, не смотрит на ​

​готовая деталь,​Фотографы газетные бегут ​

​Во всем Урале ​

​Уральские молва о ​

​Стоит, гудит, работает заводик номерной.​

​Василий Васильевич ​

​Столько давала тепла.​И папу он ​

​она – та Победа,​

​её,​

​Её не давал ​И тихо шептал:​

​И сын каждый ​Ходил он на ​

​И пахнет и ​

​хлеба!​неба.​

​В цветочных росах ​На лицах торопящихся ​Так хочется дотронуться ​

​смолкает канонада,​

​Мечты блокадного мальчишки ​

​такая…​

​Для этих полусказочных ​слегка,​

​отрада.​И слушатели сновидений ​

​Семейные добытчики, гонцы,​

​город,​

​Урок истории ​У ворот​

​Чтобы в ней ​

​К нам в ​голой,​

​стояли фрицы​деревенской​

​«Не» и «Ни»​Окликнет русский часовой.​

​Десятилетний человек.​

​Все видевший, на все готовый,​его ни разу​

​Как долго он ​у порога​

​Никто в далекую ​на селе…​

​До глаз испачканный ​Родные тонкие березки​

​Десятилетний человек ​жертвы​

​Среди сотен улик ​

​Палачей и убийц ​пролитой крови​

​молиться:​

​А потом хладнокровно​

​Пришли эти детские ​Неужели другой не ​

​В этот список ​

​Кто носил его? Владек?​девятый».​

​Среди обуви взрослой ​Занесенный в графу​

​четыре года,​Уезжали мальчики – стиснув автоматы.​

​поддаваться страху,​

​Убивали мальчиков за ​Умирали мальчики, где – не знали сами…​

​И. Карпов​

​Пошутишь с ней, – молчит в ответ.​

​На детском личике ​

Дитя войны

​​

​Отец не занимался​Что стал отцу ​

​Стригут мне в ​—​

​для мужчины​Как следует мужчине.​

​призвали.​Хватило детям горя ​

​нелёгким было детство,​Всегда страдать от ​

​от войны.​детским судьбам грозно,​

​Дети гнева и ​В. Шамшурин​

​И его запомнила​смерть,​

​Помню лишь «войну»…​Мама умерла…​

​Нынче для страны?​

​Женский род на ​холодно,​

​Расскажет все, на что глядели​горой,​Бежал к своим ​

​Должно быть, слишком много сразу​не мог!​

​В нетопленной, разбитой бане​одел,​

​Спешит, торопится парнишка​кого-то ищет​

​И пес на ​На окнах съежившихся ​

​Я кровавые смою ​горсточку чистой,​

​Или просто травинок ​слышала стона.​

​За пустыней, за ветром и ​

​Постучи кулачком — я открою.​Под землей не ​

​Щели в саду ​узнал бы я ​

​Был трудный бой.​От дома к ​

​И эту пушку, заодно с расчётом,​И только рубашонка ​

​Что ж, бой не ждёт.— Влезай сюда, дружище! —​Я подползал, они вон там, в саду…​

​Он примостился,— столько всяких дыр,​А он гвоздит ​Шёл бой за ​

​Из тысяч лиц ​

​РАССКАЗ ТАНКИСТА.​Пусть уничтожат беспощадно​

​великой правды знамя,​раз​

​видела людское,​Заплакала земля в ​

​падают, сливаясь,​И он закрыл ​

​прячь,​И в  сердце ​

​— Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!​

​Дитя, что ей всего ​ей рассудка!​складках платья​

​Прервав проклятье,​Детей внезапно охватил ​

​Он обезумел. Гневно бушевала​на поля,​

​рыдала  мать-земля.​

​забуду дня,​И тучи опустились ​

​и медными глазами​

​голосами.​погнали матерей​

​чём-то был перед ​колонне шел пожилой ​

​отчётливо и ясно ​В последний раз ​

​— кормить нельзя! Мы всё сложили ​тихо и спокойно​

​Народ не мог ​

​И, наклонившись до земли, и, заслонив лицо руками,​перрон две местных ​

​вразумить,​И мужики, в бою – зверьё, всё повидавшие, пытались,​

​всё, что имели за  ​

​Волна шинелей колыхнулась, для наших нет ​и стал развязывать ​

​И наступила тишина ​

​инопланетян.​изъян —​

​посмотреть.​осторожно, как бы стараясь ​

​играл.​апрельский вечер догорал​полк.​

​на запад и ​

​Венский вокзал в ​и мне.​

​жизни сберегла.​И нам Отчизна ​

​отдельно,​жесткой и метельной,​

​И, вспомнив дни далекие, когда​стали памяти перечить ​

​И пускай нигде ​недожившим детям​

​В этот день ​На земле осталось ​

​Истину познавшие простую.​Но несли на ​

​Мерзли вы в ​Вы в ту ​

​С бойни той ​

​Продержались, выжили, смогли!​Валентина САЛИЙ​

​рот открыть.​И как им ​

​И на лице, в глазах, похоже, —​

​— в рот.​Горбушка хлеба, две картошки —​

​узелком​босоногий…​

​Примерзший, маленький, убитый​Мне жалко той ​

​Да лед за ​мороз прижал,​

​Убит в Финляндии ​книжки​

​И за ребёнка ​Лежит убитая сестра.​

​его спалили,​Три года прожил ​

​От прежней жизни ​

​Последний гражданин села.​С. Я. Маршак​

​Дети войны, как и прежде, крепитесь!​

​Слёзы душили от ​Позже друг друга ​

​От голода, пуль они полегли…​

​фашисты-враги,​Всё покидая, в те горькие ​

​–​

​Взрослые дяди в ​колосья играли,​

​Дети войны, как же вы ​

​от обид застывали.​В страхе вы ​

​Дети войны, вы детства не ​ними страна,​

​Злых деяний, насилия…слёзы…​Нападения страшной беды,​

​грозы,​С умным взглядом ​

​глаза тех детей,​

​Жизнь, как и прежде, недорого.​

​Хочется доброго, мирного,​одиноким ты,​

​Кто эти люди ​

​Ножками белыми, ловкими​В мире огромном, неистовом​

​Больше вам добрых ​

​дни.​

​Детским сердцам непонятны ​

​На зрелых полях ​

​на губах.​от бомбёжек в ​

​Дети войны​слышно.​

​И выбежала из ​горят…»​

​И мне дадут ​И Смерть вокруг ​

​Совсем одни на ​… Снаряды пролетали и ​

​Оборванного мишку утешала​Ах, как давно я ​

​Солдата с плачем ​

​мечтаний.​

​Иного мира вы ​матери забыть,​

​И вам пришлось ​

​тот сонный миг.​

​утром грозным.​Рожденным 22 июня ​

​Столько давала тепла.​И папу он ​

​она – та Победа,​

​её,​Её не давал ​И тихо шептал:​

​И сын каждый ​

​Ходил он на ​

​И пахнет и ​

​Лишь взгляд твой ​вечере школьном​

​Но школьный наш ​слепо​

​И кончилось мирное ​тишину.​

​Не зная судьбы ​Казалось, что счастье навечно​

​так увлечь,​

​Лишь взгляд твой ​

​вечере школьном​поцелуя,​

​Полученной с ладони ​поцелуем горьким.​

​И первая накапливалась ​Да – реже – губы жёсткие отца.​

​Не тронуло ещё ​Ни в роще, ни в подъезде, ни у клуба​

​И гулы самых ​

​Я помню те ​Весь изранен, но живой,​

​Но при этом ​хрипотцы,​

​солдаты​

​И как будто ​

​случайно​бойцы.​

​переливы​

​Девяти неполных лет...​На фронте подрасту!​

​Сестра ремни поправила​

​катятся:​пора.​

​Теперь сестра учёная,​С пожарным рукавом.​

​Влезала на чердак.​

​крышами,​

​Вчера ещё была.​

​не верили,​

​Ей все шинели ​

​Нога мала, — смущённые​выдали​

​Была обыкновенная​

​Не ваши ли ​

​А первое​

​мною​

​Большого похода,​

​Смываете​

​Во дворе госпитальном​Мамины дочки,​

​Будни похода,​

​Привет, Василь Васильевич, примите наш привет!​

​А он себе ​

​не оглянется, не смотрит на ​

​готовая деталь,​

​Фотографы газетные бегут ​

​Во всем Урале ​

​Уральские молва о ​

​Стоит, гудит, работает заводик номерной.​(Т. Черновская)​

​Только в косах ​

​Горя горького череда.​Тяжела эта сумка ​

​глазах белый свет…​

​Треугольник – живой! Удача!​В деревнях – старики да дети,​

​Ей с утра ​

​Как в далеком-далеком вчера.​

Американское пальто

​Слава Богу, отец с фронта ​окрест.​

​С сумкой кожаной ​

​Письмоносица, почтальонка,​

​(А. Молчанов)​милых мам своих...​

​Неужто люди мир ​и Хатыни,​

​с укоризной​

​Тринадцать миллионов детских ​

​– каменный Цветок,​

​новый станет в ​

​недород​

​Кто землю по-хозяйски обживают​мир.​

​взлетят волшебной стаей​Их смех фонтанов ​

​мировой войне​Виден этот белый ​

​Он пророс сквозь ​

​мы им не ​

​слёз.​– юных ленинградцев?​

​Не стыдитесь, люди, и не прячьте ​

​город заслонял.​

Мгновенье

​Тормозни, водитель! Задержитесь, люди!​

​И к сердцам ​каменный Цветок.​

​По Дороге Жизни ​

​Чтобы лычковскую боль ​пассажиры спешат поглядеть ​

​побежала​В смертном ужасе ​Скорбный памятник детям, погибшим в проклятой ​

​горькую память​ними в дни ​

​Отдавая заботы тепло ​

​в скромной могиле​

​Нету боли страшнее, чем видеть страданья ​

​И беду ленинградцев ​

​как над ними, не стыдясь, и мужчины рыдали​простим.​

​Кто-то, сам погибая, пытался другого спасти...​

​И кровавились детскою ​

​над ними на ​усмешкой своей.​

​от вагонов – десятки детей!..​с крестами?..​

​той стороне,​Кто же мог ​Целый поезд детей ​Здесь в июльский ​

​скорби и братства ​земле, чьи названия, словно оковы,​

​ищет.​

​большие глазища​Ветер минувшего память ​старых, и малых.​

​Взрывом баржу разорвало ​Бомбы, оскалив взрывателей жала,​большую волну.​

​К дальней Кобоне ​своё.​

​Дети блокады садились ​

​Приезжай, забери нас отсюда! Мы близко!.."​Перечтём вновь и ​

​не забыли,​стороне в скромной ​

​воинской славы склоняются ​Есть на тихвинском ​

​всё ближе, не зная пощады.​–​

​в стороне, за домами.​

​Но сейчас дети ​И опять свист ​

​"Выводите детей из ​протяжный за окнами: "Воздух!"​

​Поезд встал, отдуваясь, на станции Тихвин.​далеко от блокады,​

​с разгона.​"Будет всё хорошо, и бояться не ​

​Надоевшие бомбоубежищ подвалы,​Вывозимые в тыл ​

​Тихвин, 14 октября 1941 ​это не игрушка, не пустяк,—​

​крохотной потерей​Маленькая смерти не ​

​и толпа, к посадке торопясь,​

​красивой​Девочка кричала и ​

​молча шли, без света и ​

​в березах,​путях.​

​Много нынче в ​И выстрела раздался ​

​вдруг,​никогда, вовеки!​

​выстроили в ряд​

​заставили, а сами​Они с детьми ​

​Но жизнь бывает ​

Было мне десять лет

​Они молили. И любили.​

​Снова.​

​И дети стали ​земли,​

​Они представить не ​

​Побои, голод, псов рычанье?​А детям было ​

​Творили будничное дело,​Буханку вкусно пахнущего ​

​Умчаться ввысь распахнутого ​Израненная взрывами земля​

​и покой​дедовому саду.​

​И сутки не ​обретённым словом «мама»​

​Как говорят, на котловой паёк.​выдумку такую,​

​Вложили в руку ​Девчата из дружины ​

​громко,​Ни старше, ни взрослее,​

​Уже прожившим многие ​сорок пятом —​

​Где черта?​В блокадных днях​

​на снегу.​Не выпускай, боец, винтовки,​

​Угнали маму со ​он на свете,​

​и избы.​Испуганный котёнок белый,​

​Среди сугробов и ​Я испугался:​

​мной:​

​Посмотрите — он моложе! —​Не узнАешь отца?​

​Посадил на коленки.​

Сорок четвёртый

​Вернется не скоро.​

​— К кому вы ​

​Мы с Ленкой ​

​Стало темно...​

​Мы папу не ​

​Как мать вели,​Штыком​

​Вдали...​

​Любила укрывать.​И вспоминаю мать,​

​Теперь учусь на ​

​(А. Твардовский)​

​Еще он медлит ​же,​

​– Сынок, должно быть сирота?​С великой бережностью ​

​пайком.​

​С худым заплечным ​

​(К. Симонов)​

​бою воинский закон.​

​И поцелует горсть ​

​теми же глазами,​Кто раз увидел ​

​пора домой...​

​рукой...​

​Седой мальчишка на ​

​для ребенка нет.​

​крепости, из Бреста.​

​на том и ​

​Майор привез мальчишку ​

​Я на вечный ​

​Получу «отлично» я —​

​Может, для примера мне​

​И далекий бой ​

Сорок пятый

​В падеже родительном:​

​«а»,​На перо дышу,​НЕ уйдет!"​

​солдата​

​Дайте мне,​

​Угловой​Наша школа стала ​

​А в селе ​– В нашей школе ​

​Не смогут позабыться.​Как Ирод в ​

​враг​

​Вовеки не простится.​(С. Михалков)​

​Окликнет русский часовой.​Десятилетний человек.​

​Все видевший, на все готовый,​его ни разу​

​Как долго он ​у порога​

​Никто в далекую ​на селе...​

​До глаз испачканный ​Родные тонкие березки​

​(С. Михалков)​с заплатой.​

​По кровавым следам ​разных сословий...​

​Здесь впитала земля​языках​

​место,​

​дороги,​"Три тысячи двести ​

​Как попал он ​Кто чинил его? Где?​

​книге:​Он на складе ​

​(И. Карпов)​Шпрее – в сорок пятом,​

​В черный дым ​совести и чести...​

​Догоняли мальчиков лютые ​Отступали мальчики пыльными ​

​Мать заменила папу.​Но в жизни ​

​Кормилец и добытчик.​капли жира.​

​Полны водою вёдра.​работе.​

​причине​

​(А. Барто)​спросишь,​

​огонька.​


Мальчики (на стихи Игоря Карпова). К юбилею Победы.

​смертельной дороге:​
​огольцы,​
​Весь тыл отцовский ​какой тоски​
​И до сих ​

​Не наклоняясь и ​А старший, рыжий, с вислыми усами,​
​чёрным чугуном картошки​Зари вечерней свежая ​
​Распахнутые настежь двери ​И дальше, на восток, полями шли,​
​Попарно, кучками, по одному,​из-за реки,​

​А как заходят ​вдоволь молока!​
​Забившись в пыльный ​вдали.​
​нас глядели строго,​В ту пору ​
​таскали воду​

​Земли.​
​тревожно, трепетно и нежно.​
​слепое мужество детей,​
​хотя мы не ​стоят молчащие мальчишки​
​с большой,​не могли.​
​сказала: «Папы нет... убили,​

​И вдруг на ​

​«Не таи!​

​ее мальчишеская челка,​разведчики и моряки...​

​войну.​

​и нам не ​упрямо:​

​На сводке с ​Гремели взрывы.​И снег в ​
​Горите, флаги красные, горите!​Ну, а всё, что после,​На толкучке куплен.​
​«Осторожно, листопад!»​подвал​Дяди Паторжинского…​
​Надо в подземелье,​Репродуктор — чёрный рот​
​В январе шуршали ​
​обед:​Жидкий суп картофельный,​Рыбы толстохвостые​

​Днём под сеткой ​В двух шагах ​

​Вспоминаю​

​платок вдовий.​

​окнах​И хлестала пурга​

​потому что остались​

​что не зря​

​у нас в ​

​По щербатому полу​Снег лежал,​

​В. Берестов​Позор и горечь ​
​Ложились тяжкими последними ​Катилось. Шумы, окрики, слова​

​И затоптали… Лишь густая пыль​
​руку ночлеги​Белоруски они, белоруски.​вместе. Но рядом разлука,​как будто на ​Повторит многократно: «Тревога! Тревога! Тревога!»​Каждый вечер так ​раз.​Они и раньше ​

​не только милых,​

​отмечать.​А мы привыкли ​
​В ремнях скрипучих, в касках новых​солдат…​поездам​
​не это —​
​С гармоней безногих ​Матерей наших,​

​Началась моя память​военное детство,​От костров партизанских,​
​Это, может, важнее медали».​меня,​
​задела.​Среди белых воронежских ​
​тридцатом году​


​Когда стены родные ​не больны,​

​Е. Евтушенко​

​научила всему, что могла,​

​как вмурованы в ​этим всеочищающим пеклом,​

​проступившем не в ​

​решающий час.​Я свидетельствую о ​
​свободе —​о святом всенародном ​
​железных пеленках​останется черен.​
​«Нет страшней среди ​ослепли:​

​улетал далеко за ​
​В Ленинграде рояли ​кинокартины,​
​гуси,​от сгоревшего дома ​
​реял траурно, как воронье,​не морили,​

​Морзе​запас.​
​Ее надеждой в ​
​И материнскими глазами​это​
​с неба,​дымилась.​

​А соль на ​отдельно,​

​жесткой, и метельной.​вспомнить не могу:​
​хлеб.​

​к счастью,​Детство. Жара.​
​цвели, задыхаясь, сады,​
​хлестало из туч ​катился ночной грузовик,​мы в школу ​
​Боль отклик у ​

​Нам, детям войны, много горя досталось.​И падали бомбы ​
​Злодейства вершился обряд.​Кровь брали фашисты ​
​Истрачено нервов и ​
​они обретали.​завод.​

​чтоб их отправляли ​

​Как зрелые воины, дети сражались.​

​везли их, как скот.​
​И рвались их ​

​Из чаши любви ​праздных минут.​
​Им был по ​ковалась.​
​Просились на фронт​Не знали мы ​
​От гари чернел ​Нам с пелёнок ​
​Ведь, если вдруг опять ​
​И память эта ​Ни сила, ни любовь, ни состраданье.​
​всех детей,​В. Успенская​
​Мы родом из ​Лик Христа.​Четыре​
​Лишь печи​Сарай -​Шесть.​
​Хотелось есть…​
​И Ангела​
​И крики людей ​
​тех времён​Детство вновь не ​
​праведной войны!​Поклониться от души ​Дочери страны! Ее сыны!​
​посту стоял.​Ношу непомерную, святую,​
​В гетто умирали ​ели,​
​Дети, что без детства ​
​У станков стояли, как бойцы,​Детям, пережившим ту войну,​
​Трава поникла, где дети плакали.​Какая разница, где был под ​
​седые полосы.​Н. Бессонова​

​не вернулся домой,​

​для партизан,​

​павших, вставая с ружьем,​

​Вы тылом надежным ​
​в холодных цехах,​

​земли поклониться должны:​
​Пусть вам снятся ​
​Будьте счастливы, бабушки, деды —​
​Победы,​
​тогда?​Отняла ваше детство ​
​Не играли ни ​

​к станкам, на заводы.​
​на годы старше ​

​В небесной сини ​

​Март, 12, Лиозно*, 1943 год.​

​жестокости не очерствели,​Дети войны, как детьми вы ​
​Вместо домов вам ​той войны!​
​Родине отдали жизнь ​ели, и пили,​
​опущенных глаз.​
​отцов молчаливо,​красивых и пышных ​
​Дети войны, вы взрослели под ​Не гаснут, как прошлые беды.​
​радостный час​Отцами прописано в ​бой​
​Взрастило нас время, мы — дети войны,​Т. Кузовлева​
​уберечь от стона,​в глубине зимы?​
​придется быть в ​И пристально оглядывают ​И нереально все, что скрылось с ​
​трав и несогбенность ​не выпадает срок​
​Невидимы, как тоненький росток, —​Нас от беды ​
​с лица земли ​Почти невидим с ​
​Как тень,​
​Какому зову вторя,​
​не выпал случай ​голода,​
​Еще кричат над ​
​Кудрявый мальчик в ​жизнью,​
​Пусть не слеза ​вспомнила о маме,​Что слабое подобие ​
​по ней легко.​Что небо распахнется ​
​Спокойные в халатах ​худенькое тело,​
​А на дворе ​выгнали семью,​
​Где девочка лежала ​Стоит он, странной тишиной объятый.​
​Из русских сел, растерзанных врагом,​От нашего грядущего ​
​Пусть уличит истерзанное ​Пусть ветеран, которому от роду​
​Везде, где люди защищают ​черствую кору земли,​
​О детская немыслимая ​
​плач.​Любил ловить зеленый ​
 
​локоть руки оторвало.​мальчика видала.​
​Как общее наше ​эвакуированные​
​И все эти ​И вместе уже ​
​Мы — дети нелегкой Победы,​махры,​
​фугаски,​«похоронки», —​
​от стужи,​Мы в классе ​
​С фронтов ожидавшие ​
​смеяться,​

​Спасались от смерти ​
​Под грозным мужавшие ​Нас ночью будили ​

 

​В мальчишек военной ​
​Написаны новые книжки,​Зенитки давно замолчали,​У них из-под старых кепчонок​ругали​и дворы,​Гремели бои за ​Парень свой.​
​руки молодые,​Стыдно, если сердце молодое​воды.​небо,​В образе учителя, Россия,​И хотя вдали ​печам.​Я на пальцы ​

​*Лиозно - это городок в ​Помню все, что было:​

​малыша,​

​Мне большая рыба ​

​не ловишься, рыбешка?​

​На моих ногах ​

​С юностью,​передо мною,​
​Отечественная война,​Тех невозможных​

​Послевоенные года​тишины,​
​и деда,​

​Что раньше жизнь ​и гас,​
​нее, —​Война, война…​

​жизнь —​мир войны.​
​Бивак эвакуационный.​Отцом оставленного дома.​

​Что в нас ​не знает дочка,​
​я,​Даже если захотелось ​

​деревушке​

​«Мессершмитт», «воздушная тревога»,​Просверлил мальчишеские сны.​

​Я — обыкновенный, довоенный,​А седины ребячьих ​стен.​

​Что мир детства ​Сколько раз на ​
​Р. Рождественский​и мне.​жизни сберегла.​

​И нам Отчизна ​
​отдельно,​жесткой, и метельной,​И, вспомнив дни далекие, когда​Седые мальчишки России,​

​Со званием сына ​
​нечётких​И чёрная метка ​священных​Четыре мучительных года​И были, как золота слитки,​В палатах ослепших ​метели,​морей​чёрный​войной.​Сиреной тревоги ночной...​

​Жестокое слово — война!​
​Но не детей!​детей, страна,​Но лишь бы ​никогда​

​Забудет подо льдом ​
​Стала детским садом ​

​и во сне​
​Ребенок может на ​Снег забывает, что он снег,​О, матери стран малых ​не сохранят?»​Из бликов пискаревского ​Глядят нам в ​

​жизней —​Чтоб в памяти ​
​рост?​И грусть с ​Для жизни, счастья, мира и труда.​Тех, кто горшки из ​быть гении эпохи,​людьми,​
​На мирное цветение ​жизней​врагу​И в наспех ​и перенёс!​И плачет, как старик без ​трубы —​В селе, разрушенном дотла,​Преодолевали все невзгоды​Дни войны,​Победим —​Как и вся ​все —​Да чуть-чуть отломишь​ладошке.​гири,​Очередь длинна.​А мы не ​
​Победы​Мы вас с ​излить.​Пускай безусые, но это​

​На пушки сжавши ​
​прошли Европу,​

​Чтоб бить проклятого ​мы умирали,​
​И помнят Бресткие ​
​Подранки​
​Когда тревожат душу ​

​Я не сгорел ​
​уползал,​упал,​
​некому помочь,​Кольцом конвойные, собаки.​
​не дали влаги,​накроет?​

​Ведут конвойные к ​кутерьме –​
​пулемёт,​На землю выведут ​
​И ждут, когда кормёжки срок.​Сестры моей теплом ​
​тлен​В Аджимушкае выжить ​

​Моя сестра​
​Война не раз ​
​Всё вспоминая отчий ​била…​
​война…​

​Забыть тот ужас ​Война!​
​и стыла.​А деревня молилась ​
​Командир тебя видел ​
​Что в глазах ​
​На которой висел, с этих пор,​А деревня смотрела ​
​Пусть услышит,как сердце болит!​
​Чтобы он помогал ​пока.​
​А звезда эта ​

​туманов.​-В нашем нету ​
​А в твоих ​им-Суки!​
​Будет выть,будет лезть через ​
​Эдуард Мухаметзянов.​

​Солдат, глаза закрыв в ​минуту​

​трудом,​И вспоминал родимый ​А он глазами ​умирал.​танки…​На молодого пацана,​Летела с фронта ​И тихо говорит:​— Уж больно ты ​Она в подарок ​Военная сестра,​В дымящие развалины​
​Шумел пожар над ​Над нашим домом ​
​Моя сестрёнка — смелая,​

​Что ей семнадцать ​

​мерили,​На складе говорят.​

​Большие сапоги.​

​Она ещё вчера.​
​Разносящая вести с ​имя – Беда.​
​беды привет.​От людского горя ​
​Замолчат, закричат, заплачут…​

​И с сердечной ​По пяти деревенькам ​
​работу пора.​Он придет, и все будет ​
​Мать болеет почти ​нужно​
​в слякоть, в метель со ​Невысока и очень ​

​помните о них!​В предсмертном зове ​
​остынет?​
​Из пепла Бухенвальда ​
​Их мертвые глазёнки ​

​итог.​А в Ленинграде ​
​Когда ж подлесок ​На много поколений ​
​строят города,​
​И в чём-то обеднеет целый ​Мечты их не ​

​пламени войны.​

​мировой войне ​

​Всей земле Российской, всей земной планете​цветёт Цветок.​

​И цветов тогда ​

​Чтобы всех оплакать, нам не хватит ​Сколько их погибло ​
​ветерок.​

​Тех, кто детским сердцем ​Дружбе, к Миру обращён.​
​он навек взращен,​Их встречает белый ​А. Молчанов​
​каждое слово,​бегут поезда. Остановка – Лычково.​
​капля бронзы слезой ​

​словно средь взрывов, в огне,​
​Лычкове на площади, возле вокзала,​
​селом дорогую и ​Горько плача над ​
​им матерей заменили.​кладбище​не тронет?​

​горя чужого, беды постороннее,​могиле, как павших солдат, схоронить?​
​И фашистских пилотов-убийц никогда не ​плач в рёве, грохоте, «юнкерсов» гуде,​
​рубашонки,​И зловеще чернели ​
​Ухмыляясь злорадной арийской ​

​только дети бегут ​поездами нависнут машины ​
​быстро окажутся в ​тихих местах.​
​–​краю новгородской земли.​
​Вот таким местом ​Есть места на ​

​тринадцать лет.​нем идет,​
​А он и ​
​В минуту получается ​Работает, старается гвардеец тыловой.​
​не ведет.​За горы за ​

​горой​Она помогла!!!​
​Телогрейка, которая​И папа вернулся!​
​И вот наступила ​
​И нюхал сынок ​отцу.​

​Прижимая к лицу.​
​Телогрейку с собой.​
​работал,​Висит в коридоре.​
​Буханку вкусно пахнущего ​

​Умчаться ввысь распахнутого ​
​Израненная взрывами земля​и покой​
​дедовому саду.​
​И сутки не ​

​Мамая.​
​Никто не знал, что есть река ​слова​
​Сегодня мир смешается ​Свеча и сумеречная ​
​огольцы​порох.​

​Ночами затемняется весь ​НЕ уйдет!»​
​солдата​Дайте мне,​
​Угловой​Наша школа стала ​
​А в селе ​

​– В нашей школе ​Его недетские глаза.​
​Его, как друга, в темный вечер​русоголовый​
​Увидели его глаза.​
​Но по щеке ​Ночь скоротавши, как зверек,​

​Никто не обнял ​По солнцу – прямо на восток.​
​И не находит ​теплом пепелище,​
​хат.​видели Победы​
​Снятый Гитлером с ​

​преступлений.​Час расплаты пришел!​
​Запах тлена и ​
​О спасенье пытались ​Где вешали, жгли и пытали,​
​Кроме той, по которой​девятый»?​

​сюда, в этот склад,​
​В Мелитополе? В Кракове? В Вене?​«Три тысячи двести ​лежал​
​С. Михалков​Показали мальчики за ​
​сражений, на броне покатой​Не хотели мальчики ​

​собаки.​степями,​
​Мальчики ​
​спросишь,​
​огонька.​В дни войны ​

​Блаженной, довоенной,​Я искренне уверен,​
​талоны​Посуду мыть несложно ​Но в доме ​
​отныне,​
​Отца на фронт ​все повсеместно,​

​В тылу страны ​
​оккупацией врага,​Страдали тяжко дети ​
​Война прошлась по ​войны,​печали. ​
​Гордый тот урок,​

​Нынче жизнь и ​Шлю «войне» проклятия,​
​воющим —​Что всего существенней​
​Первое склонение —​В классе очень ​Родные слыша голоса,​
​Выть может, вон за той ​в снег,​

​слеза.​Озябших рук согреть ​
​не поглядел.​Его теплее не ​По огородам, без дорог,​
​Он целый день ​закат.​
​Крест-накрест синие полоски​твоей золотистой​
 
​Принеси же мне ​

​ветку клена​

​Твоего я не ​

​высокой горою,​

​Детский голосок.​
​Детоньки мои!​
​Ахматова.​
​Из тысяч лиц ​И руку, как товарищу, пожал-​

​копоть:​даём.​
​Стоит парнишка — мины, пули свищут,​
​вами. Прямо приведу.​Я знаю, где их пушка. Я разведал…​
​Тут угадай-ка, за каким домишкой​

​площади вперёд.​его, забыл его спросить…​
​могу себе простить:​Кровь наших матерей…​
​лучи пронзят,​Но выше подними ​
​ты хотя бы ​Ты часто горе ​

​тучах.​
​Две жизни наземь ​больно.​
​Закрой глаза, но голову не ​
​И страшен плач, и голос тонок,​Прижала к сердцу, против дула прямо…​

​дрожи.​

​Как не лишиться ​

​Головку спрятал в ​

​резкий звук,​Он падал, издавая вздох тяжелый.​
​Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас​Сквозь тучу вышло ​
​И в ярости ​
​Нет, этого я не ​И на полях, одетых мглою,​Пришел хмельной майор ​
​И хриплыми смеялись ​Они с детьми ​
​и правда в ​Недалеко в моей ​В тот миг ​
​лазарет.​
​До нас дошло ​в полутьме стояли ​
​и нестройно,​пыль и грязь,​Пришедшие на тот ​
​состава, весь полк пытаясь ​Трофейный шоколад, галеты, компот, трофейная халва,​
​Протягивая этим детям ​
​очнулась,​сел на рельсы ​
​подходило слово «шок».​
​Одни глаза. Сейчас такими рисуют ​

​я бы думал, что это зрения ​

​Так ужасающе худые, что жутко было ​

​Шел медленно и ​

​нам вальсы Штрауса ​

​копоти над Веной ​

​А проще — заново рождённый, наш боевой стрелковый ​

​Сраженья гул ушел ​

​в той войне.​
​во сне тебе ​Своих детей для ​
​Родина хранила,​детства не было ​
​Была зима и ​перечить​

​А мы не ​
​Доброты, душевного тепла!​
​Мы живым и ​и Богом!​
​войны!​час настал.​Было неуютно, страшно, сыро,​

​своей страной.​
​Дети, обделенные войной,​И молились, чтобы их отцы​
​В поле, в оккупации, в плену,​О детях войны​
​Еще он медлит ​же,​

​— Сынок, должно быть сирота?​

​С великой бережностью ​пайком.​С худым заплечным ​
​В пилотке мальчик ​
​я лежу,​С чего — ума не приложу,​
​бегом бежал​Шинель ко льду ​сороковом году​Из записной потертой ​
​За кровь, пролитую в Поповке,​вырытой могиле​

​При нём избу ​
​слёз,​

​И это всё, что уцелело​Стоит, зажмурившись ребёнок —​
​Поповки​разделяли людей!​весточки ждали,​поместить помогли.​
​Многих спасли, но другие пропали:​Их детство украли ​тогда вы бежали,​
​пожаров и гари ​Как же понять, что такое война?..​На зрелых полях ​

​Жить лучше мечтали… Снова война.​

​Слёзы в глазах ​

​глазах.​

​Светлана Сирена.​

​И склонилась над ​

​оставляет следы​немая угроза.​
​Не пугают небесные ​
​Потерявших отцов, матерей,​Вы смотрели в ​
​Ценится, в мире, где взрослые,​
​и пришлого.​
​Будешь ли жить ​
​Первая пуля, как вестница.​выстрелы.​
​Крохотный, слабый, беспомощный​

​Дети войны, как и прежде, крепитесь!​Всё покидая, в те горькие ​
​пожаров и гари-​
​собрать горсть зерна.​
​Горечь-полынь и сейчас ​
​Ужас тех лет ​
​Осиротила подлая война?!..​
​… Молчание. Ни голоса не ​в окне…​
​За то, что наши сосенки ​«Ты слышишь, Миш, я сильная, не плачу,​

​Поражена чудовищным огнём,​
​Была семья, был дом… Теперь остались​
​Полсухаря оставила тебе…​
​Л. Тасси​
​Кричал: «Сынок! Сынок родной!​Смотрел, как мама обняла​
​Пределом ваших был ​
​вместе с войной.​Не в силах ​
​Пришла война! Родились дети!​Все рухнуло в ​

​Те, кто рожден был ​Она помогла!!!​
​Телогрейка, которая​
​И папа вернулся!​И вот наступила ​
​И нюхал сынок ​

​отцу.​

​Прижимая к лицу.​

​Телогрейку с собой.​
​работал,​Висит в коридоре.​
​невольно​Тебя я на ​каждом шагу.​
​Война отлучила нас ​войну.​

​Порвали в момент ​вместе беспечно,​
​милую речь.​Меня ты смогла ​
​невольно,​
​Тебя я на ​

​Нежней и бескорыстней ​
​от махорки,​Их обожгло не ​
​пропах...​
​губы мамы​одной чертой упрямой​

​их нетронутый овал.​погоны​
​Губы​И однажды, как награда,​
​Песни раненым она,​
​Вновь поёт до ​Вдруг отводят все ​

​воевал?»​
​Может, кто из вас ​Просят спеть ещё ​
​И под звуков ​
​Синеглазая девчонка​И добавляет весело: —​

​По маленьким болит. —​

​У мамы слёзы ​

​Сестре на фронт ​В укрытие несла.​

​Она стояла гордая​

​мальчишками​
​Когда летал над ​
​белая​
​И там сестре ​пят.​
​Влезают две ноги.​

​Сестре на складе ​Моя сестра​
​ли,​
​В корыте...​
​Вот вы предо ​
​Глину​
​На изъеденной коже​
​А здесь, у корыт,​

​Вчерашние школьницы,​
​Нелёгкие​
​тринадцать лет.​
​нем идет,​
​А он и ​
​В минуту получается ​Работает, старается гвардеец тыловой.​
​не ведет.​За горы за ​
​горой​
​войны.​Малолетка еще, девчонка –​
​Вести черные – похоронки,​
​и бед…​
​И померкнет в ​
​тревогой ждут.​

​окрест.​
​Ребятишкам – картошка в печке,​
​как прежде,​
​уж год.​По пяти деревенькам ​
​стужей​
​худа.​
​помните о них!​
​В предсмертном зове ​остынет?​
​Из пепла Бухенвальда ​
​Их мертвые глазёнки ​итог.​
​А в Ленинграде ​
​Когда ж подлесок ​
​На много поколений ​

​строят города,​И в чём-то обеднеет целый ​
​Мечты их не ​
​пламени войны.​детей, погибших во Второй ​
​Всей земле Российской, всей земной планете​
​цветёт Цветок.​
​И цветов тогда ​
​Чтобы всех оплакать, нам не хватит ​

​Сколько их погибло ​

​ветерок.​

​Тех, кто детским сердцем ​

​Дружбе, к Миру обращён.​
​он навек взращен,​Их встречает белый ​
​Цветок жизни​каждое слово,​
​бегут поезда. Остановка – Лычково.​капля бронзы слезой ​

​словно средь взрывов, в огне,​Лычкове на площади, возле вокзала,​
​селом дорогую и ​Горько плача над ​
​им матерей заменили.​
​кладбище​не тронет?​

​горя чужого, беды постороннее,​могиле, как павших солдат, схоронить?​
​И фашистских пилотов-убийц никогда не ​плач в рёве, грохоте, "юнкерсов" гуде,​
​рубашонки,​
​И зловеще чернели ​Ухмыляясь злорадной арийской ​

​только дети бегут ​поездами нависнут машины ​
​быстро окажутся в ​тихих местах.​
​–​краю новгородской земли.​
​Вот таким местом ​

​Есть места на ​Девочка куклу уплывшую ​
​Сняться мне часто ​
​груди прижимала...​И поглотила и ​
​прижала...​

​Два "Мессершмита" сорвались в пике.​
​Спрятав на время ​от причала,​
​В сердце горе ​принимала –​голоса: "Мама! Мама!​
​Помолчим возле них, стиснув зубы упрямо,​И цветы говорят, что о них ​

​А в другой ​
​Здесь в дни ​
​"Мама!.. Ты говорила: бояться не надо!.."​Бомбы к детям ​
​припала к надежде, как к маме ​Взрывы встали стеной ​

​круговерти.​разворота.​
​фронта..." –​
​Только вдруг крик ​Бояться не надо! Мы едем! Мы едем!"​
​Они были уже ​Волны, словно таран, били в баржи ​

​тревожном перроне вокзала:​
​прожекторном свете,​–​
​(В. Тушнова, 1943)​мысли деться:​Так хоть этой ​
​грязь.​подал ей игрушки,​

​показалась ей такой ​горькой человеческой беды.​к востоку,​
​Теплый дождь шушукался ​на железных скрещенных ​
​Кукла​Прижались к матерям, цепляясь за подолы.​Я слышал: мощный дуб свалился ​
​Я не забуду ​У края бездны ​

​И яму рыть ​Наум Коржавин)​
​Я жив. Дышу. Люблю людей.​
​людей.​
​Так же.​шли, как смерть страшны,​

​По древней логике ​непослушанье.​
​За что – обидные слова,​
​Кляня, ругаясь без причины...​Умно. Намеренно. Умело.​
​Целиком!​с ветерком​

​Как прежде, заразительно смеялась,​Увидеть вновь улыбки ​
​Ведут меня по ​На окнах – надоевшие кресты...​
​И ты вновь ​
​в строевую,​Чуть поворчав на ​

​с земли.​
​в обломках​

​мог и плакать ​
​будем​Но взрослым людям,​
​И только в ​детством​
​не узнали…​И за ребёнка ​

​Лежит убитая сестра.​его спалили,​
​Три года прожил ​
​От прежней жизни ​Последний гражданин села.​
​Поповки​

​Подкидывать Ленку —​Он смеется надо ​
​не похожи!​— Что ж ты, сынок,​
​Поднял ее,​Мама с работы​
​В зеленом мундире.​Поручила мне Лену.​

​Как на улицах​Вернулся…​
​Мне не забыть,​Звал отца,​
​её​Клетчатым платком​
​За станком​

​войны...​
​бы докурить.​
​серьезно глядя,​всё про то ​
​Глядит, задумался мужчина.​И, как большой, с ладони крошки​

​Чтоб закусить сухим ​босоногий​
​мальчишки он.​
​Призвал нас к ​
​возвратится с нами​Я должен видеть ​

​оборвало сердца.​был и мне ​
​Проснувшись, он махал войскам ​заснувшую игрушку,​
​Отныне в мире ​
​Его везли из ​

​За десять лет ​
​на лафете...​И его запомнила​
​смерть,​Помню лишь «войну»...​
​Мама умерла...​

​Нынче для страны?​Женский род на ​
​холодно,​проклятый​
​Мы взглянули на ​
​И сказал учитель: "Фразу​

​соседской​
​И дома.​
​"Не" и "ни".​
​Паренек:​Мученья маленьких калек​

​Когда он делал, что хотел,​
​Сторицей должен будет ​
​Детей разбуженных испуг​
​Его недетские глаза.​

​Его, как друга, в темный вечер​
​русоголовый​Увидели его глаза.​
​Но по щеке ​Ночь скоротавши, как зверек,​
​Никто не обнял ​

​По солнцу – прямо на восток.​
​И не находит ​
​теплом пепелище,​
​хат.​

​девятой.​Этот детский ботинок ​
​Суд народов идет​
​Разных наций и ​Французы, австрийцы, бельгийцы.​
​Здесь на всех ​В это страшное ​

​В целом мире ​Под порядковый номер​Женя?..​Правый ботинок. С заплатой..."​Его номер по ​немецкой,​нашего народа.​Волгу – в сорок первом,​свистку в атаку.​Не продали мальчики ​страшные бараки,​Уходили мальчики – храбро песни пели,​Подобными делами.​заменой.​гастрономе.​На ней ни ​
​Всегда найдётся дело.​Мать вечно на ​И по такой ​А много, много горьких лет.​Она молчит, о чем ни ​Как два померкших ​Мужчины ушли по ​И, мудрые и злые ​играх босяки,​Каких несчастий и ​пор​
​Сидел и плакал, тягостно, в упор,​Солдаты ели истово, в запас,​В обнимку с ​дверь​Глаза закрою, вижу, как теперь,​

​Степенно, сняв пилотки, воду пили​

​гору подымались.​

​Она хлебами шла ​

​Сперва без дыма, крови и тревоги,​
​И что напьёмся ​

               
​Голодные, мечтали мы, бывало,​
​Шум эшелонов замирал ​И матери на ​
​А вкалывали так, что будь здоров.​

​Мы вёдрами домой ​
​Скрипела ось обугленной ​тех дней людей​
​озёра слёз солоноватых,​прошла:​
​она не рядом, а во мне:​войной столкнулись,​

​и ей ответить ​внезапной строгости полна,​
​твои?»​и говорили:​
​целый двор​
​мы — партизаны и пилоты,​а в беспощадную ​

​порядки,​И первоклассник худенький ​
​хлебных граммов​оконного стекла.​
​Заиндевевший громкоговоритель​
​Г. Солодилов​

​Детство память сберегла,​
​Дерматиновый портфель,​и ловкий!​
​Летом я нашел ​бас​
​Скажет нам, когда бежать​Заголовок: «Таня».​

​сестрёнкой!​
​Вот однажды был ​Дома — скудная еда:​
​вместо туч​Во дворе — аэростат,​
​И столица, и страна​долгой.​

​И надела соседка​

​И продышины в ​

​из времен года…​

​горло,​
​Я считал,​

​Застывали чернила​под его весом.​

​прокалена ветром.​Прощался с детством.​
​сторонних глаз​лучи​
​Стада, телеги — все одним потоком​смяли​
​И на скорую ​

​Не по-русски, а вроде по-русски.​
​А мы еще ​В новых платьях, в парадных костюмах,​
​строго​
​Наш глупый, наш ребячий полк.​Но возвращались каждый ​

​скатки,​Что здесь они ​
​Под их оркестры ​Бойцы, румяные солдаты.​
​Веселым маршем оглушен,​С того света ​
​Вот бегут к ​Только видится чаще ​

​На гремящих вокзалах​души​
​в посвист свинца.​
​И упала в ​придонецких,​
​огня,​Не смущайте вопросом ​
​Крепко голову пуля ​

​беду​

​Я родился в ​

​огня,​Что страдания мне ​

​то, что была.​
​грамматик,​
​я спозаранок,​
​пеплом,​боге,​

​и поднялись в ​
​своей правоты.​
​о горчайшей редчайшей ​
​братстве —​о народе в ​

​Пепел был и ​
​детства:​
​от которого трусы ​с крыш Москвы, с парусиновых тентов​
​кремлевских рубины.​и все бодрые ​

​стали черными белые ​
​две пепелинки​
​этот пепел, в Сибири снижаясь,​
​меня голодом вы ​

​выбивавшим всю азбуку ​И золотой ее ​
​хранимой​война.​
​Мы рано выучили ​
​И смерть обрушивалась ​Земля дрожала и ​

​Мы были серыми, как соль​

​детства не было ​

​Была земля и ​И только детства ​

​запомним тот слипшийся ​

​к несчастью, но также и ​
​Неведенье.​
​гитаре,​стеклам квартала​
​окутанный облаком пыли,​
​мировой​
​вписалась.​в живых.​
​очистки картофеля, жмых.​у стенок.​

​Фашист нас, как зверя, травил.​

​километров.​И навыки взрослых ​
​Кому-то родным стал ​годы,​
​несколько раз.​
​И в рабство ​
​недотроги.​
​родником.​
​И не было ​вахтах заводов.​

​Победа руками девчонок ​
​Девчонки, солдатками став,​земля содрогалась.​
​Ночами не спалось.​Мы дети войны.​
​деться.​
​их не забывали.​
​смерти не смогли​
​Когда мы вспоминаем ​
​Должны.​

​той войны.​

​И в облаке​И номер​
​«ТикАй…!»​Село…​
​было​
​Я помню…​
​Будто пчёлок рой…​
​Бомбят эшелон…​
​Мы родом из ​на целом свете​

​Той большой и ​

​и горестный, и светлый,​

​вас немного.​

​Каждый на своем ​

​слабеньких плечах​

​нетопленных квартирах,​

​пору досыта не ​

​немыслимой вернулись.​

​Продержались, выжили, смогли!​
​Л. Голодяевская​
​на плацах маками,​не советскими.​
​На челках детских ​
​земли поклониться должны!​И кто-то из вас ​
​Вы связь обеспечивали ​Вы мстили за ​
​родных,​Вы смены стояли ​
​Мы вам до ​
​в День Победы!​
​были согреты!​Приближая наш праздник ​
​Сколько их приходило ​Детство кончилось. Девочки, мальчики…​
​в те годы.​
​Шли от парты ​За день пришлось ​
​бегать и смеяться,​Ваши сердца от ​
​про запас.​вас?​
​дожить до конца ​Дети полков. Партизанских отрядов сыны​
​Жили в цехах, за станками и ​Не поднимая печально ​
​Дети войны провожали ​Вы не носили ​
​А. Ануфриев​
​— словно костры,​

​испытаний и в ​

​Горячее солнце медалей!​

​Чапаевым в яростный ​свято:​

​И заслонил меня.​Найти его и ​

​Не шли босыми ​

​Когда за все ​оживают дети​

​И путь далек, и небо высоко.​B нас гибкость ​

​Пока и нам ​невидимы с небес.​

​глубине дубравы,​Ты словно вдруг ​

​мал.​

​голода,​Как выжил ты,​

​Еще и мне ​И далеко до ​

​Рот приоткрыт. Глаза удивлены.​Как нереально то, что до войны:​

​Пред этой искалеченною ​вместо ног.​

​Потом она вдруг ​так радостно запах,​

​Что босиком бежать ​

​И думает ребенок, засыпая,​

​больница,​И не забыло ​

​свою.​Когда на стужу ​

​вдоль палаты,​старинный дом.​

​детская больница.​

​больше было деться​

​детских рук.​

​храбрейшими людьми.​И я хочу, чтоб, не простив обиды,​

​Как гулко в ​тела протянув…​Он знал уже: в бою постыден ​Он музыке учился, он старался,​Ему ж по ​Я в госпитале ​видна, —​Мы всё ещё ​Как целится — детство в нас.​порознь​гимнастёрках,​Цыгарки из пыльной ​Привыкшие к грому ​Скрывали от нас ​Мы гибли зимою ​Мы — дети военной поры.​

​вместе,​
​Отвыкшие петь и ​
​Мы — дети военной поры.​дворы.​
​в избытке,​
​сегодня играют мальчишки​
​Мальчишки военной поры.​Мальчишки военной поры.​

​Мальчишек военной поры.​Свой возраст недаром ​
​Врывалась в дома ​
​костры.​
​—​
​Есть у парня ​
​— лопуха.​Да колодец ключевой ​

​Плывет над лугом ​крепко держишь связь:​
​по ночам.​Жмутся к ненатопленным ​
​мерзлые чернила,​Я — твой школьник.​
​Понял чутким сердцем ​
​Хотя б немножко,​Что же ты ​
​Оттого, что озорник ручей​Что оборвано войною,​

​Жизнь моя встает ​Болит, болит, не заживая,​
​никогда​
​на белом свете.​С приходом мирной ​
​Мы брата слушали ​в тот час,​
​Коптилки свет дрожал ​
​А то, что было до ​—​

​Одни приходят в ​
​Пришли мы в ​
​душный, суетной​А ощущенье тишины​
​М. Пляцковский​
​Этих слов моя ​
​И словарь войны ​могу забыть я,​

​В маленькой сибирской ​С тех сороковых, суровых лет:​
​сиреной​
​П. Синявский​
​война.​
​В города, где дома без ​порой казалось,​
​не сочтёт,​в той войне.​

​во сне тебе ​Своих детей для ​

​Родина хранила,​

​детства не было ​

​Была зима и ​
​стали памяти перечить​должны —​
​пилотках​Я верю, что в снимках ​
​тоске,​И горькие лики ​
​и теперь —​Тимуровской алой звездой.​пели​
​С оркестром февральской ​На отмелях книжных ​
​И круг репродуктора ​Мы просто дышали ​Смертельными тоннами стали,​
​—​Можно все забыть,​
​Не забудь своих ​Как их бомбили​
​Но не забудет ​Но не детей!​
​детей, страна,​Но не забудут ​
​Когда потери безвозвратны.​
​А. Молчанов​милых мам своих…​Неужто люди мир ​
​и Хатыни,​с укоризной​
​Тринадцать миллионов детских ​— каменный Цветок,​
​новый станет в ​
​недород​Кто землю по-хозяйски обживают​
​Тринадцать миллионов человек! —​Средь них могли ​
​Над взрослыми серьезными ​
​радости не брызнет​
​Тринадцать миллионов детских ​Пока не отомстишь ​
​двора,​
​А что узнал ​Стоит белоголовый Петя​
​Обломок печки и ​
​воронок​Рваные пимы.​
​Спечем вам колобки».​
​Дружно собирайте колоски.​Словно песню,​
​Но мы знали ​Оберешь все крошки​Он умещался на ​
​На тарелке легонькие ​В. Тимин.​
​Жизнь – не красивое кино…​
​До Дня великого ​
​всё светло.​А кто — чтоб боль свою ​
​Не пацаны, а – мужики!​
​гранатами на танки,​
​И через всю ​
​воскресали,​
​И под Москвой ​
​Убиты были – и не раз.​гладит.​
​Судьбы исписаны тетради.​охраны.​
​Пока я дальше ​Я оступился и ​
​В аду нам ​

​эшелон,​

​И снова нам ​

​Какой бедой рассвет ​колонны строит,​
​Пропала мама в ​
​Но тут ударил ​даёт –​
​закуток​костлявый бок​
​Дыханье давит павших ​ты от жажды.​
​Мою судьбу испепелила​судьбе…​
​нелегко жилось…​
​Нещадно плетью больно ​
​Забрала близких всех ​всё прошила…​
​голосила…​
​А деревня молчала ​зарницей сейчас.​
​А в глазах, васильковая сила!!!​рек.​
​странной.​
​Пережженною глоткою-Суки!!!​
​сражаться.​спине вырезали.​
​Командир будет плакать ​
​застыло.​
​Серебристых и вечных ​Все…пропала навеки веков.​
​молитвы для бога.​Отвечая с улыбкой ​
​там,на спине,​Вечная Слава Герою​
​Уже стучался почтальон,​

​Приблизив этим на ​

​И, автомат подняв с ​

​Нет, он не плакал, улыбался,​
​в черный снег,​Лежал и тихо ​И проходили мимо ​
​похоронка​На фронте подрасту!​
​Сестра ремни поправила​катятся:​
​пора.​Теперь сестра учёная,​
​С пожарным рукавом.​
​Влезала на чердак.​
​крышами,​
​Вчера ещё была.​не верили,​
​Ей все шинели ​
​Нога мала, — смущённые​выдали​
​Была обыкновенная​Письмоносица, почтальонка,​
​Без вины дали ​
​Если там от ​сердчишко​
​конверт –​
​Почтальонку вдали приметят​А что впроголодь…Бегать легче​
​И опять на ​
​Ждут и верят, что он придет.​братишек,​
​Разнести Нюрке почту ​В зной и ​
​Ей пятнадцати нет. Девчонка.​
​Услышьте их и ​
​в последнем крике,​
​«Неужто память жгучая ​тьмы,​
​чумы.​Прошедших войн трагический ​
​воздвигнут в Польше,​горелом:​
​сразу постарела,​

​Хлеба растят и ​

​И в чём-то человечество отстанет,​весны.​
​Сгорело в адском ​детей, погибших во Второй ​
​белый лепесток.​их память здесь ​
​Был обряд блокадный, как война, жесток.​Мы сжимаем зубы, чтоб не разрыдаться.​
​вами каменный Цветок.​Седины лохматит дерзкий ​
​будет,​Он призывом к ​
​На земле священной ​Слева, на кургане, к солнцу устремлённый​
​Цветок жизни ​своё страшной повести ​
​А по рельсам ​Говорят, при отливе её ​
​– девочка,​И воздвигли в ​
​И храня всем ​страдальцев цветами,​
​Но лычковские женщины ​в Лычкове на ​убийство детей беззащитных ​
​На Руси нету ​
​Чтобы в братской ​забудем.​Глохли крики и ​
​пламени платьица и ​мальчишки, девчонки,​
​теплушки,​солдаты, не пушки,​

​И над их ​

​Что фашисты так ​

​уберечь в этих ​
​Враг, нагрянув с небес, разбомбил пассажирский состав ​
​Небольшое село на ​печальной дали.​
​А. Молчанов​
​Василию Васильичу всего ​
​Уральские молва о ​Девчата им любуются, подходят и молчат,​
​не может обогнать.​С глазами светло-синими, с кудрявой головой​
​работает и бровью ​И весело командует: «За дело, токаря!​
​кузнице за каменной ​
​Но папе вернуться​А всё потому, что была​
​И мальчик дождался!​
​Да, я папу верну!​она всю войну.​
​он себе и ​
​Всё нюхал её,​
​войну​Отец в ней ​
​Отца телогрейка​
​Целиком!​
​с ветерком​Как прежде, заразительно смеялась,​
​Увидеть вновь улыбки ​
​Ведут меня по ​
​На окнах – надоевшие кресты…​И отступает конница ​
​Дон, и тыщу лет​Вы берегли высокие ​
​надо!​весело дрожат:​
​За партами сидели ​На переменах поджигаем ​
​невдалеке,​проклятый​
​Мы взглянули на ​
​И сказал учитель: «Фразу​соседской​
​И дома.​«Не» и «ни».​
​Паренек:​
​Расскажет все, на что глядели​горой,​
​Бежал к своим ​Должно быть, слишком много сразу​
​не мог!​В нетопленной, разбитой бане​
​одел,​Спешит, торопится парнишка​
​кого-то ищет​И пес на ​
​На окнах съежившихся ​
​Мы никогда не ​с заплатой.​
​По кровавым следам ​
​разных сословий…​
​Здесь впитала земля​языках​
​место,​
​дороги,​
​«Три тысячи двести ​Как попал он ​
​Кто чинил его? Где?​
​книге:​
​Он на складе ​Детский ботинок ​
​Шпрее – в сорок пятом,​
​В черный дым ​совести и чести…​
​Догоняли мальчиков лютые ​
​Отступали мальчики пыльными ​

​А много, много горьких лет.​

​Она молчит, о чем ни ​

​Как два померкших ​
​Я помогаю маме.​той далёкой,​Мужчина. Старший в доме.​
​С трёх карточек ​Подметена квартира.​
​Квартира опустела.​Я должен жить ​Валентин Дмитриевич Берестов​
​Страдали от войны ​
​нога.​чтоб жить под ​
​серьёзно:​
​детским судьбам грозно​Дети страшной той ​
​Дети гнева и ​О «войне» тот горестный,​Но «войною» меряем​
​Чтобы я жила.​А за словом ​
​Вывожу — «война».​И пишу, пишу.​
​Людмила Миланич​И он, прижавшийся к шинели,​
​Он знал, что где-то недалече,​По грудь проваливаясь ​
​Не проложила путь ​своим дыханьем​
​И вслед ему ​дорогу​
​Накинув старый зипунишко,​

​в золе,​

​Тревожно смотрят на ​

​С. Михалков​
​И с головки ​

​весной приносил.​Принеси же мне ​предам никогда…​Я теперь за ​Сквозь бомбежку слышится​

​Питерские сироты,​Питерские сироты​могу себе простить:​И помню, я сказал: — Спасибо, хлопец! —​

​Я вытер пот. Душила гарь и ​Заходим в тыл, и полный газ ​
​вчетвером.​
​На танке с ​
​Товарищ командир, товарищ командир!​И не поймёшь, откуда бьёт.​

​Мы прорывались к ​А как зовут ​
​И только не ​глотают жадно,​
​И пусть его ​Страна моя, враги тебе грозят,​
​Но испытала ль ​

​Земля моя, скажи мне, что с тобой?​Гром грянул. Ветер свистнул в ​
​красной извиваясь.​
​Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет ​вольно.​
​из рук ребенок,​

​мать,​Он плачет и, как лист, сдержать не может ​
​Смотрела, ужаса полна.​Ребенок, мальчуган больной,​
​И выстрела раздался ​
​вдруг,​

​В последний раз…​Как солнце скорбное, омытое слезами,​
​Я видел: плакали, как дети, реки,​
​бешенством гоня…​
​соседних рощ​

​Бессильных женщин, худеньких ребят.​
​Они стояли, кучка дикарей,​
​Муса Джалиль.​
​Как будто он ​

​в защите.​понятно…​
​вагона, где был устроен ​
​не выражали ничего.​
​И только дети ​беды звучал нелепо ​

​колени там, где стояли в ​Солдатики, остановитесь! Нельзя! Нельзя детей кормить!​
​Они метались вдоль ​извлекалось,​
​и вверх тянулись,​
​братва от онемения ​Я как лунатик ​

​Мы замолчали. Всех вернее здесь ​

​глазами.​

​В другое время ​

​полосатом​куда-то,​

​Красиво на аккордеоне ​

​В дыму и ​
​отдыхал прошедший укомплектованье,​Я помню «Западный» вокзал. Так, не вокзал — одно названье.​
​Мы тоже победили ​Придут не раз ​
​смерти заслонила,​И нас большая ​

​У нас и ​
​Огромная, не детская беда.​не стали памяти ​
​отберет война!​Мира вам, здоровья, долголетья,​
​должны​

​Чистые пред Родиной ​
​Девочки и мальчики ​
​Чтоб скорее мира ​и в печах.​
​Но честны перед ​повзрослели,​

​но не прогнулись​земли!​
​бы докурить.​серьезно глядя,​
​все про то ​Глядит, задумался мужчина.​
​И, как большой, с ладони крошки​

​Чтоб закусить сухим ​босоногий​
​Забытый, маленький, лежу.​Как будто это ​
​жестокой,​А все еще ​
​По-детски маленькое тело.​

​Что был в ​Твардовский​
​врагу​И в наспех ​
​и перенёс.​И плачет, как старик без ​
​трубы —​

​В селе, разрушенном дотла,​

​Мальчик из села ​

​Сколько же лет ​

​Может, всю жизнь этой ​
​Кого-то в детдом ​
​Книг не читали, прожить не могли.​
​взрослыми стали.​Зачем и куда ​
​Чёрные дни от ​
​испуг все читали.​собрать горсть зерна.​
​руин поднимали,​
​на губах.​

​от бомбёжек в ​
​Дети войны​
​позы,​
​И в судьбе ​
​В ней таится ​
​войны,​книжек:​
​Екатерина Кирилова.​Тяжко взирает бездолие…​
​Спрячь от чужого ​бесовская миссия?​

​винтовками​В воздухе слышатся ​
​Лариса Луканева.​
​разделяло людей?​
​тогда вы бежали,​
​Чёрные дни от ​
​Как же хотелось ​
​жили. Не все выживали.​
​знали.​

​А сколько их, девчонок и мальчишек,​
​мне!..»​
​Зловещий отблеск полыхнул ​то, что слезы прячу,​
​в дом…​
​рощица дымилась,​черная земля…​
​«Не плачь, не плачь… Сама недоедала,​
​мне!​
​Тебя, подбрасывая в небо,​

​И ты недоуменно, строго​
​водой –​
​А вы росли ​
​и печали.​
​Был первый бой… И первый крик!​
​слезы.​лет живут​
​Но папе вернуться​А всё потому, что была​
​И мальчик дождался!​

​Да, я папу верну!​
​она всю войну.​
​он себе и ​
​Всё нюхал её,​войну​
​Отец в ней ​
​Отца телогрейка​И дрогнуло сердце ​
​по врагу.​
​Ждала смерть на ​

​руинах вокруг.​
​Ушел воевать на ​

​и взрывы​
​И было так ​
​Да слышал лишь ​нам ночи –​
​И дрогнуло сердце ​Предвоенный вальс​
​Лицом к земле, губами шевеля, –​
​А огоньком моршанским ​губах.​
​Окопный запах – им весь мир ​в жизни только ​
​И время ни ​

​Так чист был ​
​На мальчике несмятые ​
​(Л. Шмидт)​
​лишь тишина.​
​Бесконечно петь готова​
​Проглотив слезу украдкой,​
​сих пор,​Вместе с папой ​
​Но я верю: папа жив!​Вспоминают дом счастливый,​

​цвет.​
​Спою тебе, родной​
​Я, мама, на посту —​
​А сердце-то, как правило,​
​Своё мне отдала.​
​с погонами,​
​Откапывала раненых,​
​Дрожал огромный дом.​

​Она всегда с ​мала.​
​У ней косичка ​и нет.​
​Шинель до самых ​— мы видели —​
​Военная сестра.​
​(Н. Доризо)​Такое забудешь едва ​
​Дымная пена​
​года.​
​Кровавую потную​

​До ссадин больных​
​Куклам платочки?​
​года.​делили​
​Василию Васильичу всего ​
​Уральские молва о ​
​Девчата им любуются, подходят и молчат,​не может обогнать.​
​С глазами светло-синими, с кудрявой головой​работает и бровью ​
​И весело командует: "За дело, токаря!​

​кузнице за каменной ​
​Разносящая вести с ​
​имя – Беда.​беды привет.​
​От людского горя ​Замолчат, закричат, заплачут…​
​И с сердечной ​
​По пяти деревенькам ​работу пора.​
​Он придет, и все будет ​Мать болеет почти ​
​нужно​

​*  *  *​

​в слякоть, в метель со ​Невысока и очень ​

​Услышьте их и ​

​в последнем крике,​
​"Неужто память жгучая ​
​тьмы,​чумы.​
​Прошедших войн трагический ​воздвигнут в Польше,​
​горелом:​
​сразу постарела,​
​Хлеба растят и ​И в чём-то человечество отстанет,​
​весны.​

​Сгорело в адском ​
​Памяти 13 миллионов ​
​белый лепесток.​
​их память здесь ​
​Был обряд блокадный, как война, жесток.​Мы сжимаем зубы, чтоб не разрыдаться.​
​вами каменный Цветок.​
​Седины лохматит дерзкий ​будет,​
​Он призывом к ​

​На земле священной ​
​Слева, на кургане, к солнцу устремлённый​(А. Молчанов)​
​своё страшной повести ​
​А по рельсам ​
​(Говорят, при отливе её ​
​– девочка,​
​И воздвигли в ​
​И храня всем ​

​страдальцев цветами,​Но лычковские женщины ​
​в Лычкове на ​
​убийство детей беззащитных ​На Руси нету ​
​Чтобы в братской ​
​забудем.​
​Глохли крики и ​
​пламени платьица и ​мальчишки, девчонки,​
​теплушки,​солдаты, не пушки,​

​И над их ​
​Что фашисты так ​
​уберечь в этих ​Враг, нагрянув с небес, разбомбил пассажирский состав ​
​Небольшое село на ​
​печальной дали.​Лычково​
​Снится, как в тёмной, сырой глубине​тревожит во сне.​
​Та, что девчурка к ​до дна​
​Девочка куклу сильнее ​

​воде пробежала,​
​качала,​
​Старый буксир отошёл ​крахмала,​
​Груз драгоценный баржа ​И почудятся вдруг ​
​в новом столетье.​
​ленинградские дети.​
​салют оружейный.​героев сражений.​
​составе.​

​*  *  *​

​снова свистит, воет, давит,​

​И душа вновь ​

​А совсем беззащитны, открыты для смерти.​Словно дома, в кошмарной тревог ​
​груз сыпанул с ​же далёко от ​тихим...​
​И стучали колёса: "Бояться не надо!​вагоны.​
​по Ладоге, штормом объятой,​Шёпот мам на ​Вой сирен, стук зениток в ​

​далеко от блокады ​путях.​Некуда от странной ​
​поймет она...​в жидкую струящуюся ​Но никто не ​
​материнских рук,—​жестокой,​
​Эшелоны шли тогда ​низко плыл, в равнину уходя...​

​девочкой потерянная кукла​(Муса Джалиль)​испуг, –​
​рыдала мать-земля...​забуду дня,​
​голосами.​погнали матерей​
​Мужчины мучили детей!​Мужчины мучили детей.​Они хватались за ​

​били.​А дни всё ​открыто:​
​Что это за ​них мужчины.​
​день опять:​Мужчины мучили детей.​До крошки!​
​Бумажным лёгким змеем ​Так хочется, чтоб мамочка моя,​До яблочной прозрачно-спелой кожи,​

​мечты​Мечты блокадного мальчишки​Садились, окружив твою кровать,​
​Тебя вписал солдатом ​роту принесли.​
​И кто-то поднял бережно ​Полуживым нашли тебя ​
​От голода не ​Что мы не ​

​нет беды…​Выдали медали,​
​Меж юностью и ​мы так и ​За кровь, пролитую в Поповке,​
​вырытой могиле​При нём избу ​
​слёз,​И это всё, что уцелело​Стоит, зажмурившись ребёнок –​

​       *  *  *​

​Мальчик из села ​

​начал​

​Посмотрите — вот мой папа!​
​— Вы на папу ​
​Без конца:​
​Ленке,​майора.—​
​Вдруг входит военный​
​Мама ушла,​
​С тех пор​(А. Барто)​
​С крыльца.​

​Он бился,​
​Я слышал крик ​
​И тёплым,​
​Теперь стою я​Приехал я с ​
​Ты лучше дал ​В лицо тебе ​
​Любой и каждый ​
​Проносят пыльные борта.​и счет.​
​дороге,​В пилотке мальчик ​

​А там, где отнят у ​
​тобою дорожили,​
​Как тот мальчишка ​
​сможет до конца.​
​А нам оно ​Что я там ​
​навстречу из России.​
​Прижав к груди ​
​Отцу казалось, что надежней места​

​десять дней.​с ней.​
​Майор привез мальчишку ​Гордый тот урок,​
​Нынче жизнь и ​Шлю «войне» проклятия,​
​воющим —​
​Что всего существенней​
​Первое склонение —​
​В классе очень ​НИ один фашист ​
​"Ни" и "не"."​

​Часовой.​
​Из ворот избы ​
​Обобрали наши школы​Проходили мы частицы​
​Мне рассказывал смоленский​
​Исчезнут очевидцы.​Сполна зачтется время,​
​Изборождавший лица.​Отстроится столица.​
​Расскажет все, на что глядели​горой,​
​Бежал к своим ​

​Должно быть, слишком много сразу​
​не мог!​
​В нетопленной, разбитой бане​
​одел,​Спешит, торопится парнишка​
​кого-то ищет​
​И пес на ​
​На окнах съежившихся ​Три тысячи двести ​
​–​

​     *  *  *​

​– на колени!​

​Сотен тысяч людей​

​Чехи, греки, евреи,​Одежду убитых считали?​
​ноги​нашлось​
​проклятый,​Или русская девочка ​
​"Обувь детская. Ношена.​и детской.​С аккуратностью чисто ​

​Кто такие мальчики ​Повидали мальчики – храбрые солдаты –​
​Поднимались мальчики по ​побег на месте,​Попадали мальчики в ​
​Уходили мальчики – на плечах шинели,​Отец не занимался​Что стал отцу ​
​Стригут мне в ​–​для мужчины​Как следует мужчине.​

​призвали.​не семь, не восемь,​
​Большая, тяжкая тоска.​Глаза девчонки семилетней​Хватая «беломор» и огурцы.​
​в компании шальные,​
​Росли в жестоких ​

​Г. Еремеев​запомнил с этих ​тихими слезами.​
​ложки.​у белого стола​на пол через ​
​В обмотках серых, серые и злые.​
​Порой у нас, в окраинном дому,​Пока солдаты в ​дороги.​

​мальчишество моё​до отвала​принесли.​
​Как беженцев обоз, тянулось время,​Нам, допризывным гражданам страны.​Работали — не через пень-колоду,​
​Мы помогали взрослым, как могли.​похоронки.​Я полюбил с ​
​крови, слитки зла,​Бесследно юность не ​не понаслышке,​

​впервые мы с ​были​
​с остекленелыми глазами,​и кто родители ​
​штаб ее, толкая,​и славились на ​
​котелки,​нет, не в прятки,​У пацанов свои ​
​строк.​

​И умещались двести ​

​Я помню хруст ​

​вдов,​— осень.​
​Первоклассник, шутка ль!​В гимнастёрках узких.​
​Я ж худой ​В станции «Дзержинская»​
​Мама любит слушать ​Голос Левитана…​

​На газетной полосе​
​Для меня с ​С желудовым кофием.​
​Облететь непросто их.​Ночью в небе ​
​В камуфляжной росписи.​Р. Рождественский​

​Та зима была, будто война, —​
​кто-то всадил пулю!..​в ледяном гуле.​
​война —​
​болит по утрам ​

​отменял завуч…​
​Сергей Саныч.​И кряхтели дома​
​Пробуравлена,​восток,​
​Мгновенно скрыли от ​И желтые вечерние ​

​И снова пыль. И люди, люди, люди.​Пейзажа не было. Его смели и ​
​Разбомбленный, расстрелянный шлях.​Слезы глотает мать.​
​В подвал…​схвативши с собою,​
​рупора твердо и ​

​А вслед, ликуя, босоножил​
​порядке,​Вот так, свернув шинели в ​
​из них,​даты​
​заката​сосновых,​

​Возвратившихся к нам​закат.​
​душе,​
​С разрыва, упавшего с неба,​И с нечерствой ​В похоронку и ​
​Началась моя память​От седых ковылей ​

​Я участник большого ​
​Впрочем, это особое дело...​больницах лежу —​
​Но хлебнул фронтовую ​Злые «юнкерсы» бомбы бросали.​
​Я участник большого ​Это, граждане, вовсе не значит,​

​и спасибо за ​
​ты учила умнее ​вижу в булочных ​
​я дышу этим ​Я свидетельствую о ​
​вместе окрепли​а в сознанье ​

​волжской воды,​
​Я свидетельствую о ​

​что осталось неиспепелённым:​

​Пепел, розовый в книгах, позорен.​Заклинаю всем ужасом ​
​пепле,​
​Пепел корчащихся документов​Сняли с башен ​
​Стали пеплом заводы, плотины,​

​Беларуси​
​были будто бы ​
​суп.​Мои бабки — Ядвига, Мария, —​
​— сопливым, промерзлым,​родимой,​

​Мы были бережно ​Что обделила нас ​
​Игрушек, праздников, конфет.​в ответ.​
​застыла боль​
​Ф. Васильев​

​У нас и ​речкой, на лугу.​
​запомнилось немало,​
​конца наших лет​малою частью,​
​Такая стояла пора.​

​играл отпускник на ​как будто по ​
​мостовой,​
​К началу второй ​страшных в память ​
​не всех оставляя ​

​хлеба,​Мишенью детишки стояли ​
​сирены и ветры.​
​Исхожено много дорог ​во весь рост.​
​это влиянием моды.​

​Себе прибавляли мальчишечки ​

​И даже по ​

​по пыльным дорогам.​

​Нутром оставались они ​

​Была их любовь ​

​щадила природа.​

​Ночами стояли на ​

​держа налегке автомат.​
​горя досталось…​

​плача​Был голод. Был холод.​
​расстрелянное детство.​от нее не ​Чтоб мы сегодня ​
​Их защитить от ​сердце,​
​нас​
​Мы родом из ​Посиневших вен.​
​Фашистский плен.​И кто-то сказал:​
​Я помню​Нам с братиком ​
​«Живи, герой.»​
​Земля …​Я помню …​
​посвящается моей бабушке​И пускай нигде ​
​недожившим детям​В этот день ​
​На земле осталось ​
​Истину познавшие простую.​Но несли на ​
​Мерзли вы в ​Вы в ту ​
​С бойни той ​В поле, в оккупации, в плену,​им минут молчания...​
​Их кровь алеет ​
​Детьми советскими и ​Дети войны — и дыбом волосы:​
​Мы вам до ​дан.​
​дом,​своим матерям,​Вы ждали, молились за ваших ​
​кровавых боях,​

​Мальчишки-девчонки военной страны!​

​Пусть сияет салют ​

​Чтоб все радостью ​

​Вы работали, детским трудом​

​похоронки.​не до сна.​
​Вместо взрослых трудились ​Малолетние дети войны​
​рано довелось расстаться,​А вам хотелось ​
​много и горя, и зла.​— лишь сухарик один ​

​ли детство у ​
​Как вам хотелось ​
​бомбежкой, в холодных окопах​«Все для победы! Для фронта!» — был лозунг один.​
​прятали слезы стыдливо,​

​от вас унеслось.​
​матерям не пришлось,​Твое, поколенье, Победа!​
​А годы военные ​Нам в дни ​
​детской рукой​

​Рвались мы с ​
​И помнить обязаны ​
​Он выжил сам.​со старого картона, —​
​маленькие дети​Выстоим ли мы,​

​На старых снимках ​кровь особого замеса​
​зримо и легко​силах​
​Мы до поры ​мы иль в ​разглядел мишень.​
​Но ты был ​И опухал от ​горе,​

​баржи.​тянутся к Заволжью,​
​— белые полоски.​Е. Шевелева​
​Пусть сердце запылает, как в бою,​Два маленьких обрубка ​
​губах.​

​И яркий куст ​

​саду трава густая,​
​Плывут, мерцают, кружатся огни.​

​Но девочке понравилась ​
​стыли капли льда,​
​Пытаясь дочку отогреть ​немцы полушалок,​
​Прошла я осторожно ​В укрытый елями ​
​В Сокольниках есть ​Чтоб некуда им ​Поднимет ввысь обрубки ​
​Как равные с ​
​Стучат коротенькие костыли.​…О сколько их, безногих и безруких!​
​Обрубки рук вдоль ​
​— и застонать боялся.​
​пять.​
​мать.​С. Донбай​
​Вошла — до сих пор ​страны,​прорезь —​
​А нас обернуло ​В горелых чужих ​
​Курившие дома украдкой​Мы — дети военной поры.​
​И матери, прячась в сторонке,​хватало,​
​железа,​Все беды делившие ​утром вставали,​
​Взрослевшие раньше, чем надо,​На школьные наши ​
​Мы горя хлебнули ​Но всё же ​
​Седыми мужчинами стали​цехах закопченных​
​не брали​

​Мальчишкам военной поры.​

​Сирена воздушной тревоги​

​И взрывов пылали ​

​Главное, что здесь я ​
​плоха.​

 
​Из зеленой кружки ​
​ржаного хлеба​Я — косарь.​

​Ты со мною ​
​Их мороз впускает ​по стенам,​
​Я дышу на ​Даже пескарями хороша.​
​И, может быть, впервые​Мне бы пескарей​
​не сплю ночей.​Расплывшийся в улыбке​
​С детством,​
​Н. Н. Жукову — замечательному художнику​в нас она​
​Не возвратят нам ​
​Мы стали жить ​
​И долгожданная победа.​
​заснуть,​Мы плохо верили ​
​тобою.​Нам уготовано судьбою.​
​А мы пришли ​нужно.​
​Сирена плакала натужно, —​Запал в нас ​
​небе грохот гром​
​никогда!​года…​

​«похоронка», «карточки на хлеб»​
​И поныне не ​«Совинформбюро» и «артобстрел»,​
​много​Вой фугаски яростной ​
​цена?..​

​Но его заглушила ​вернётся радость​
​В эти годы ​И никто никогда ​
​Мы тоже победили ​Придут не раз ​
​смерти заслонила,​И нас большая ​
​У нас и ​
​Огромная, не детская беда.​А мы не ​
​Судьбе мы молиться ​Мальчишки в солдатских ​
​руке...​В безмолвной блокадной ​
​Пронзённые ветром дворы,​
​Со мною они ​калитки​
​Мы песни недетские ​Шуршали листы букварей.​
​В читальнях, притихших и тесных,​слёз,​
​не играли —​детство врывалась она.​не из книжки ​
​Посреди летающих смертей​Не забыли!​

​Пускай забудут города,​
​в заливе.​Можно все забыть,​
​Не забудь своих ​Что он ребенок.​
​Снег забывает, что он снег,​

​помните о них!​
​В предсмертном зове ​остынет?​
​Из пепла Бухенвальда ​Их мертвые глазёнки ​
​итог.​А в Ленинграде ​
​Когда ж подлесок ​На много поколений ​
​строят города,​И просто люди, ЛЮДИ, а не боги,​
​мир.​взлетят волшебной стаей​
​Их смех фонтанов ​на снегу.​
​Не выпускай, боец, винтовки,​Угнали маму со ​
​он на свете,​
​и избы.​Испуганный котёнок белый,​
​Среди сугробов и ​Сумки с хлебом,​
​Белые​
​«Родные,​Твердили,​
​Бомбежки не будили.​
​С этой пайки​Хлеб…​
​добраться мне б.​
​Хлеб военной поры​
​Домой вернуться, всё изведав.​повезло​
​Пусть только будет ​Потом нас втиснут: кто — в сюжеты,​
​подранки,​Мы шли с ​
​и Севастополь,​Но словно Феникс ​
​нас.​просто были ранены.​Сестра седины тихо ​
​ради​Добил конвойный из ​кровавой раны.​
​По полю, где ячмень посажен.​Огонь, стенанья, хлопья сажи.​
​В тупик загнали ​повёз в концлагерь,​
​кромешной тьме.​Пленённых враг в ​строй обильный.​
​толпа бессильных,​Начпрод продукты не ​
​Забились в дальний ​В кромешной тьме ​
​плен.​
​До крови лижешь ​во мне…​
​Так отголоском по ​
​И там весьма ​
​Судьбу отметила беда…​то горе было…​
​На вылет детство ​В огороде уже ​
​сказать.​

​Ты висел над ​
​допросах…навек.​

​Со звездой,что блеснула у ​

​к этой площади ​

​Деревенский парнишка кричит,​

​Продолжая под пыткой ​
​Как звезду на ​тыла.​

​А недетское сердце ​

​столько все васильков,​

​дорога.​
​У них много ​
​партизанской войне,​А звезда твоя ​
​её.​похоронка,​

​Горячий выплеснул свинец,​поднялся,​
​рассвет.​
​И кровь стекала ​и мамку,​
​Ах, как безжалостна война!​

​Летела с фронта ​

​И добавляет весело: —​По маленьким болит. —​У мамы слёзы ​Сестре на фронт ​В укрытие несла.​

​Она стояла гордая​мальчишками​Когда летал над ​белая​И там сестре ​пят.​

Нет войны

​Влезают две ноги.​

​Сестре на складе ​З. Александрова​
​полно седины.​
​Письмоносице, почтальонке​слишком,​
​Защемит у девчонки ​Коли серый казенный ​

​Бабы – в поле, то сеют, то жнут.​– с сумкой наперевес.​
​Не лиши только, Боже, надежды…​пишет –​
​Дома двое младших ​наперевес​
​По прозванию Нюрка-беда.​Т. Черновская​

​и великих!​
​Их губы запеклись ​огня:​
​душу из могильной ​Кровавый след коричневой ​
​людей остался дольше​

​Им скорбный монумент ​надеждой, как в лесу ​
​Без них Европа ​глины обжигают,​
​людьми,​На мирное цветение ​
​жизней​

​Памяти 13 миллионов ​
​Поднял выше леса ​Пусть теперь в ​
​братские могилы.​грома мирных гроз?​
​Плачет вместе с ​
​шепчутся берёзы,​
​Вспомните о тех, кто взрослыми не ​

​на свете​блокадных детях​
​Залитой асфальтом — мчит машин поток.​забыть, не простить​
​Врезать в сердце ​левой щеке – до скончания дней.​
​руку прижала…​Перед рваною глыбою ​

​родных.​
​страны​
​Убирая могилу невинных ​и мам.​
​Вечным сном спять ​
​Да кого же ​
​это простить!​частям собирали,​
​во веки не ​кусты.​


Обелиски

​И мелькали средь ​

​станции в страхе ​и точно бомбили ​
​было видно, что там не ​не в тыл, а навстречу войне,​
​тревожном июне представить,​
​Тех, что город хотел ​
​первого года​
​–​
​то, что осталось в ​Лычково ​
​не ведет.​За горы за ​


День Победы

​повешена отличия медаль.​

​Никто Василь Васильича ​
​Привет, Василь Васильевич, примите наш привет!​
​А он себе ​
​приходит чуть заря​
​В великой русской ​

​Хотите, не верьте –​Встретил отца!​
​все до конца.​
​– Я папу дождусь!​И так провисела ​
​Вот так помогал ​В коридор выбегая,​


Что за праздник?

​Не взял на ​

​смолой.​Т. Шапиро​
​До крошки!​Бумажным лёгким змеем ​
​Так хочется, чтоб мамочка моя,​
​До яблочной прозрачно-спелой кожи,​

​мечты​
​Сон Светлана​
​Пересвет,​
​— Текла Непрядва в  ​тени…​


Победа

​Нет электричества — ну и не ​
​На стенах блики ​
​вдоволь,​
​чердаке,​
​Еще война гудит ​НИ один фашист ​
​«Ни» и «не».»​


Что такое День Победы

​Часовой.​

​Из ворот избы ​Обобрали наши школы​
​Проходили мы частицы​
​Мне рассказывал смоленский​Родные слыша голоса,​
​Выть может, вон за той ​

​в снег,​слеза.​
​Озябших рук согреть ​
​не поглядел.​Его теплее не ​
​По огородам, без дорог,​Он целый день ​

​закат.​Крест-накрест синие полоски​
​девятой.​Этот детский ботинок ​
​Суд народов идет​Разных наций и ​
​Французы, австрийцы, бельгийцы.​

​Здесь на всех ​В это страшное ​
​В целом мире ​
​Под порядковый номер​Женя?..​
​Правый ботинок. С заплатой…»​


День памяти

​Его номер по ​
​немецкой,​
​нашего народа.​
​Волгу – в сорок первом,​
​свистку в атаку.​
​Не продали мальчики ​
​страшные бараки,​
​Уходили мальчики – храбро песни пели,​
​не семь, не восемь,​Большая, тяжкая тоска.​
​Глаза девчонки семилетней​
​Мать заменила папу.​
​Но в жизни ​
​Кормилец и добытчик.​
​капли жира.​
​Полны водою вёдра.​


Старый снимок

​работе.​

​причине​Мужчина​
​и еды,​Прошла где неприятеля ​
​смелость и отвага,​
​Но детство изувечено ​
​Война прошлась по ​Мы крепились — не кричали,​
​срок.​
​Это тоже месть…​

​Выбрать «тишину»?​еще,​
​Нет — чего?— «войны».​
​Сразу, без сомнения,​


На радио

​Опускаю голову​
​Война ​
​Окликнет русский часовой.​
​Десятилетний человек.​

​Все видевший, на все готовый,​его ни разу​
​Как долго он ​

​у порога​
​Никто в далекую ​на селе…​
​До глаз испачканный ​Родные тонкие березки​
​Десятилетний человек ​
​воды,​
​Как ты прошлой ​


У обелиска

​меня не просил.​Но тебя не ​
​всегда.​Боль сверлит висок,​
​Не горят огни.​
​Но как зовут, забыл его спросить.​

​И только не ​
​пожар.​рыхлый, жирный чернозём.​
​Подъехали.— Вот здесь.— И с разворота​катим к месту ​
​поеду​машине подбежал парнишка: —​

​башен,—​страшен,​
​мальчонку,​Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,​
​Что кровь детей ​
​кровавыми слезами,​варварство такое?​


Рассказ ветерана

​цвела для нас,​
​О, сколько слез, горячих и горючих!​
​одна любовь!​По шее лентой ​
​не закопал палач.​
​— Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты ​
​И хочет вырваться ​Нагнувшись, подняла двумя руками ​
​— Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать!​
​женщины. Она​женщины одной.​
​Прижались к матерям, цепляясь за подолы.​Я слышал: мощный дуб свалился ​
​детей поцеловало,​
​глазами,​никогда, вовеки!​
​Друг друга с ​
​Гудел в листве ​выстроили в ряд​
​заставили, а сами​
​Варварство​И всё шептал: — Простите, деточки… Ох, деточки простите…​
​Война не ждёт, мы шли вперёд, наш мир нуждается ​
​глаза взглянул, и стало мне ​
​На полках первого ​


Никто не забыт

​на бледных лицах ​

​чувства своего.​Гнетущий хор людской ​Упали разом на ​
​кричали –​Сопровождавшие детей медсёстры-девушки примчали,​

​Тушёнка,  сахар, сухари, всё из потаек ​Солдаты, гравием хрустя, к вагонам шли ​
​И вся стрелковая ​гробовая…​

​на полуслове прерывая,​
​с пустыми темными ​тихо встал, поскрипывая тормозами.​В вагонах, в тех, что возят скот, стояли дети в ​


Дедушкины друзья

​вполз состав, идущий на восток ​
​лейтенант, учитель музыки наверно,​суеверно.​
​На рельсах сидя ​Леонид Серый​
​маленькими очень,​и ночи​

​Она детей от ​– детство и война.​
​всех людей одна.​слабенькие плечи​
​Р. Рождественский  А мы ​Детство вновь не ​
​праведной войны!​Поклониться от души ​

​Дочери страны! Ее сыны!​посту стоял.​
​Ношу непомерную, святую,​
​В гетто умирали ​ели,​
​Дети, что без детства ​На пределе сил,​
​Поклониться нужно до ​

​Ты лучше дал ​В лицо тебе ​
​Любой и каждый ​
​Проносят пыльные борта.​и счет.​
​дороге,​В пилотке мальчик ​

​незнаменитой,​Как будто мертвый, одинокий,​
​Среди большой войны ​
​Казалось, мальчик не лежал,​
​Лежало как-то неумело​
​бойце-парнишке,​


Дедушкин портрет

​Две строчки​

​Пока не отомстишь ​
​двора,​А что узнал ​
​Стоит белоголовый Петя​Обломок печки и ​
​воронок​и солнечных дней!​
​Где ж вы, родные мои, отзовитесь?!.​Время бежало, взрослели и мы.​
​друг друга теряли,​не знали,​
​Дети войны быстро ​они.​
​Их убивали, сжигали дотла.​В детских глазах ​
​Как же хотелось ​Долго ее из ​
​Горечь-полынь и сейчас ​Ужас тех лет ​
​берёзы.​Валуны скорбно приняли ​
​и мороза.​тишины –​


Вечный огонь

​Их, прошедших все годы ​
​войне не из ​
​глаза тех детей​Мальчик, глазами которого,​
​Мячик, как Землю, прижми к себе,​В чём их ​

​У перебранки с ​
​кромочке,​
​Крохотный, слабый, беспомощный​Сколько же лет ​
​Зачем и куда ​

​Их поджигали, топтали…Война…​
​голодали…​В страхе вы ​
​Дети войны, вы детства не ​страна…​
​«Ой, Мишка, Мишка, как же страшно ​свистели пули звонко,​

​Я отомщу за ​Бедой нежданной приходила ​
​… А за деревней ​Смешалась с кровью ​
​избе:​Ой, Мишка, как же страшно ​
​А он, колючий и чужой,​


Салют Победе

​война!​Кусочек сахара с ​
​голода молчали...​
​Под знаком скорби ​
​на рассвете.​А память вызывает ​
​Уж семь десятков ​Хотите, не верьте –​
​Встретил отца!​все до конца.​
​– Я папу дождусь!​И так провисела ​
​Вот так помогал ​В коридор выбегая,​
​Не взял на ​


Погибшим и живым

​смолой.​
​Телогрейка​позвал,​
​Все яростней бил ​Снаряды летели взрываясь,​Все было в ​
​призыву​Вдруг гул самолетов ​
​сердца,​ясные очи,​
​Тогда не хватило ​
​позвал,​
​(В. Туркин)​...Когда упал он, встретив пулю злую,​
​в час луны.​В мальчишеских доверчивых ​
​Ветром доносило.​И знал он ​


Нужен мир

​не целовал.​И губы – ученические губы...​
​Военный быт – до мелких мелочей...​«Я спою тебе, родной!»​
​А в ответ ​
​Кличут девочку бойцы.​взор.​
​В том, что живы до ​Где-то там, в сторонке дальней,​
​Низко голову склонив,— Вот, пришла нам похоронка...​отцы​
​На больничный белый ​(Из "Мурзилки" военных лет.)​
​— Что голову повесила?​мала!​


Пусть будет мир!

​платьице​На ней шинель ​
​Влетала, как стрела,​городом,​
​враг —​Хоть ростом так ​
​лет.​Но меньше так ​
​И выдали суконную​В один сапог ​
​Теперь сестра военная,​Его постирали?​
​Синее небо —​
​Вздымается​Весны сорок пятого ​


День Победы

​Одёжи​

​В мыле стиральном​Полоскали вы​
​Весны сорок пятого ​Вы с нами ​
​не ведет.​За горы за ​
​повешена отличия медаль.​Никто Василь Васильича ​

​Привет, Василь Васильевич, примите наш привет!​А он себе ​
​приходит чуть заря​
​В великой русской ​
​Письмоносица, почтальонка,​Без вины дали ​


Кто был на войне

​Если там от ​сердчишко​
​конверт –​Почтальонку вдали приметят​

​А что впроголодь…Бегать легче​
​И опять на ​Ждут и верят, что он придет.​

​братишек,​Разнести Нюрке почту ​
​В зной и ​Ей пятнадцати нет. Девчонка.​

​и великих!​Их губы запеклись ​
​огня:​душу из могильной ​

​Кровавый след коричневой ​людей остался дольше​
​Им скорбный монумент ​надеждой, как в лесу ​

​Без них Европа ​глины обжигают,​
​людьми,​На мирное цветение ​

​жизней​(А. Молчанов)​
​Поднял выше леса ​Пусть теперь в ​

​братские могилы.​грома мирных гроз?​
​Плачет вместе с ​шепчутся берёзы,​


Поздравление дедушке к 9 мая

​Вспомните о тех, кто взрослыми не ​
​на свете​
​блокадных детях​
​Залитой асфальтом - мчит машин поток.​забыть, не простить​

​Врезать в сердце ​
​левой щеке – до скончания дней.)​
​руку прижала...​Перед рваною глыбою ​
​родных.​

​страны​
​Убирая могилу невинных ​
​и мам.​
​Вечным сном спять ​Да кого же ​

​это простить!​частям собирали,​
​во веки не ​
​кусты.​И мелькали средь ​
​станции в страхе ​

​и точно бомбили ​было видно, что там не ​
​не в тыл, а навстречу войне,​
​тревожном июне представить,​Тех, что город хотел ​
​первого года​–​


Медали

​то, что осталось в ​
​Памяти ленинградских детей, погибших на станции ​ладожском дне.​
​В странных виденьях ​кукла одна,​
​Ладога вдруг распахнулась ​

​смертельном броске.​Чёрная тень по ​
​Ладога нежно детишек ​груди прижимала.​
​Лица недетские цвета ​Баллада о кукле​
​обелиска,​о них даже ​


Мы встречаем День Победы

​Спят погибшие здесь ​

​Рвёт минуту молчанья ​Место памяти павших ​
​прямо в детском ​А над станцией ​
​сквозь страх: "Мимо! Мимо!"​прочном подвале,​
​детские рвали,​

​А фашист уже ​
​"Как налёт? Но ведь мы ​Всё вокруг, как во сне, было мирным и ​
​спасаемым детям,​
​И опять пересадка, и снова в ​

​А потом путь ​
​громады,​
​Где-то там, позади артобстрелов раскаты,​Они были уже ​
​на железных скрещенных ​

​война.​
​и разлуки не ​
​теплушки​
​кукла вдруг.​и рвалась из ​


«Приходят к дедушке друзья»

​полные внезапной и ​

​замечал дождя.​от паровозов​
​а живет безделица, пустяк:​– Я, мама, жить хочу. Не надо, мама...​
​Детей внезапно охватил ​И в ярости ​
​Нет, этого я не ​И хриплыми смеялись ​

​Они с детьми ​Как только вспомню: это – было!​
​"идеи" были,​
​с них вины.​
​Но их всё ​
​ждут защиты.​Того, что было всем ​
​сперва,​
​Чего хотят от ​
​И это каждый ​

​Дети в Освенциме​И съесть – взахлёб!​
​снова искупалась!​
​прохожих!​
​рукой​
​А светлые мальчишечьи ​
​назвать.​прямо,​
​очень строг,​
​Закутали и в ​

​И кто-то крикнул: «Девочки, возьмёмте!»​помнишь ничего,​
​Мальчик из блокады​
​Вдруг страшно оттого,​И в этом ​
​третьем​не узнали:​

​В блокадных днях ​врагу​
​И в наспех ​и перенёс.​
​И плачет, как старик без ​трубы –​
​В селе, разрушенном дотла,​

​(А. Барто)​Потом он как ​
​из шкапа —​
​Ничего не понимаю:​
​тормошит​


Нет, слово «мир» останется едва ли

​Он бросается к ​

​Я спросил у ​
​Остаемся в квартире.​Вечернюю смену,​
​Очень давно,​Вдали…​
​Столкнул его​Ещё живой,​

​Как мать вели,​
​Сынком​Нам токари нужны.​
​Приехал издалёка я,​
​– Ну, сирота. – И тотчас: – Дядя,​спрашивать не лень.​


Мальчик из села Поповки

​Досады давнишняя тень.​

​Стремглав попутные машины​Всему суровый вес ​
​Привал устроил на ​
​босоногий​
​не там, где прежде жили,​

​За все, чем мы с ​
​там, в пыли,​Домой прийти не ​
​знаешь понаслышке,​
​другие,​Мы шли ему ​

​Привязанный к щиту, чтоб не упал,​
​лафет.​Ему зачтутся эти ​
​Погибла мать. Сын не простился ​Урок истории​
​О «войне» тот горестный,​Но «войною» меряем​

​Чтобы я жила.​А за словом ​
​Вывожу — «война».​И пишу, пишу.​
​Война​И сказали: "От расплаты​
​встречались сразу​

​окно глядел немецкий​
​Как тюрьма.​В эти дни.​
​Шел урок.​
​"Не" и "Ни"​Настанет новый, лучший век.​


Красоту, что дарит нам природа…

​Запомнится его обстрел.​

​страх,​Все переменится вокруг.​
​Родные слыша голоса,​Выть может, вон за той ​
​в снег,​слеза.​
​Озябших рук согреть ​не поглядел.​

​Его теплее не ​По огородам, без дорог,​
​Он целый день ​закат.​
​Крест-накрест синие полоски​жертвы​
​Среди сотен улик ​Палачей и убийц ​
​пролитой крови​молиться:​

​А потом хладнокровно​Пришли эти детские ​
​Неужели другой не ​В этот список ​
​Кто носил его? Владек?​девятый".​


День победы

​Среди обуви взрослой ​Занесенный в графу​
​четыре года,​Уезжали мальчики – стиснув автоматы.​
​поддаваться страху,​Убивали мальчиков за ​
​Умирали мальчики, где – не знали сами...​Мальчики​
​Блаженной, довоенной,​Я искренне уверен,​
​талоны​
​Посуду мыть несложно ​Но в доме ​
​отныне,​
​Отца на фронт ​Как будто ей ​
​заметней​В дни войны​
​и пивные,​Нас голод сбил ​
​детство...​плача.​И я войну ​


Еще тогда нас не было на свете…

​И вдруг заплакал ​

​Моя сестрёнка расписные ​И вижу мать ​И как ложится ​
​Хотя, наверно, попросту в пыли,​пылили,​Подолгу, помню, теплились штыки,​
​Передохнуть, испить воды с ​
​Война вошла в ​
​Что наедимся хлеба ​Отцы домой Победу ​штаны.​
​немного,​кололи кучи дров.​
​девчонки,​Война вручала людям ​
​мятежно...​

​в ней сгустки ​В. Дагуров​Я знал войну ​
​дыша бравадою одной,​Впервые взрослыми мы ​
​склонивши голову, она​
​кто такая​

​Вели мы в ​
​была девчонка,​набравши гильзы в ​
​что мы играли,​
​А. Решетов​
​в двадцать строгих ​Зола позавчерашнего тепла.​


Когда на бой смертельный шли вы…

​Я помню, как сирена завывала,​

​помню слезы ранних ​Вот и снова ​
​хожу теперь​
​Группа девушек-солдат​Там морковку воровал.​
​ТАСС​«Сделать затемненье!»​

​Сводки Совинформбюро…​Мятыми листами —​
​Ничего вкуснее нет​— бурда​
​—​Две полуторки дымят​
​Вся Кремлёвская стена​мерзну.​

​допоздна-поздно…​
​будто в каждую​и дрожала река​
​лишь зима и ​не случайно​
​И контрольный диктант​Кашлял новый учитель​

​грудой.​
​будто война, — лютой.​
​Встречая уходящих на ​На спины уходящих… Тучи пыли​
​гул, роптавший глухо.​солнца.​


Солнце скрылось за горою…

​дороги, в полях.​

​Гром войны. Громыханье телеги.​Отец не спит, ожидая стука.​
​Устремлялись толпою​
​Впопыхах что попало ​
​Женский голос из ​Прощальный возглас. И умолк.​

​Шагали в боевом ​
​одних.​И многим чудится ​
​И вместе праздничные ​
​Идут, идут в огонь ​Навеки из ворот ​

​слезах среди лета​Алый над ними ​
​Все осело в ​Началась моя память​
​хлеба​
​слезы,​отца​От Бояновых песен,​

​не дали.​дорогах пишу.​
​«Я частенько в ​
​фронта не вышел.​
​«Мессершмитты» стреляли в меня,​взрослый заплачет.​


Пусть небо будет голубым…

​участник войны,​

​Проклинаю за то, что случилась,​Эх, война, моя мачеха-матерь,​
​года далеки,​До сих пор ​
​боли.​том, в котором все ​
​— не в стыдобе,​от амурской до ​
​его золотом.​
​том,​лжесвидетельства о войне!»​


На поляне, от лагеря близко…

​не вполне.​

​Я свидетельствую о ​
​Слон разбомбленный умирал.​малую кровь.​
​черных коров.​На родимой ее ​
​детдомовки Инки​

​был горек ваш ​
​зуб.​Я был тылом ​
​И свет, и соль земли ​нам страна.​
​Так жили мы, не зная сами,​Да, мало было хлеба, света,​

​А мама плакала ​В людских глазах ​
​детство и война.​всех людей одна.​
​Июньским днём за ​
​Мне на веку ​И мы до ​

​пусть даже и ​
​летали.​Над речкой, у самой воды,​

​грохотала,​
​На станцию по ​Лина Томчи​


Имя

​И летопись лет ​

​неба,​
​спасала лишь корочка ​
​спасая немецких солдат.​
​Нам выли вдогонку ​
​был спрос.​
​на цыпочки встав ​
​И не было ​партизаны из нас.​
​бежать удавалось.​
​Их гнали фашисты ​Глаза зажигались огнём.​
​Их мальчишки любили.​
​Красу их девичью ​
​знала преград.​сражались,​
​А сколько отрочеству​
​От взрывов и ​
​познать беспределы невзгод.​Вернется к нам ​
​И никуда нам ​огненной дали,​

​лишила детства.​
​Но отчего-то вдруг сжимает ​
​Вы помнить о ​
​Больше чем миллион…​
​И боль​
​Я помню​
​Ребят.​
​Высоко…​
​Молоко.​
​И шёпот:​
​И кто-то меня накрыл.​
​той войны.​
​В. Салий​
​Доброты, душевного тепла!​
​Мы живым и ​
​и Богом!​
​войны!​
​час настал.​
​Было неуютно, страшно, сыро,​
​своей страной.​
​Дети, обделенные войной,​И молились, чтобы их отцы​
​земли!​
​И сколько надо ​В Дахау, Лидице или Освенциме,​
​детскими,​
​Дети войны — и пахнет голодом,​
​Девчонки-мальчишки великой страны!​
​в руки был ​

​рукопашный за поруганный ​
​Опорой вы стали ​
​работали за четверых,​
​врагом в тех ​
​Н. Каретникова​
​войны.​
​снова в дом,​
​Потерявши отцов навсегда.​

​Ничего нет страшней ​
​От бомбёжек порой ​страны​
​Л. Корнева​
​Но с детством ​душа оставалась светла.​
​Хоть повидали так ​
​А в узелке ​Трудно сказать, да и было ​
​—​
​Дети войны под ​

​заводах отцов заменили​
​От матерей своих ​
​Пулей свинцовою детство ​Вам колыбельные петь ​
​военной поры-​
​это.​
​Крылатое слово — Победа!​
​Мы первыми трогали ​
​солдаты.​рождены​


Пусть дети не знают войны

​Но время непреклонно.​За мной следит ​
​Чтоб никогда уж ​И вопрошают:​
​Но вечерами, при настольном свете​
​И в жилах ​И мы проходим ​

​защитить не в ​травы;​
​…B степях ли ​Саксонский ас не ​
​выпавшему снегу.​Не падал, чтобы жить?​
​А без меня, в сумятице и ​Набиты трюмы медленной ​


9 мая

​И беженцы не ​
​На синем гюйсе ​
​родину мою.​
​брызнет,​
​И вижу я, что стянуты бинтами​Мелькнуло на измученных ​
​ветер зыбкий,​Что вырастет в ​


Победа

​Смежаются усталые ресницы,​
​холодно тогда.​На детских щечках ​
​мать дышала,​С нее сорвали ​
​ровный свет летит.​
​в столицу,​
​О. Берггольц.​
​Тех, кто войну готовит, — навсегда,​
​За прочный мир, за счастие народов​Являлись маленькие инвалиды,​

​все земные звуки,​
​Проклятье разжигающим войну!​
​солдатской койке,​
​И вот лежал ​
​то время было ​
​убил сестру и ​
​Отечественная война.​
​Отчётливо в детство, в отрочество​


Стих про войну про мальчика

Армии-победительнице

​В глубоких тылах ​
​Глядит сквозь военную ​М. Матусовский​
​опорках,​
​ласки,​

​всё понимали,​
​страшной жары.​
​Учебников нам не ​
​Мы — дети огня и ​

​игры,​И в очередь ​
​Блокадным вскормленные хлебом,​Фашистские бомбы летели​
​М. Пляцковский​
​миры…​

​горы.​
​Отцов заменили в ​
​За то, что в солдаты ​зря фронтовые дороги​
​Мальчишек военной поры.​Фугаски свистели ночами​

​Остальное будет все, Россия,​Что жизнь моя ​
​хлеб водою​У меня ломоть ​
​Над партою склонясь.​
​Бои большие,​Что заткнуты сеном,​

​Стынут зайцы снежные ​шалашу.​
​Что Россия​Я ловил.​
​знаешь, что война...​От которых я ​
​Я — малыш,​одной,​

​О. Дмитриев​
​И к непогоде ​постепенных​
​Совсем не так, как до войны,​
​ту жизнь вернуть​


Рассказ танкиста

​До полночи боясь ​

​пугая, —​
​до нас с ​Война. Такое бытие​
​Осенняя погода.​И думали, что так и ​наши сны,​
​Свист бомбы авиационной,​

​Не в чистом ​
​не знать их ​Буду помнить долгие ​
​Слов: «бомбоубежище», «укрытье»,​я взрослел.​
​«Тиф», «эвакуация», «теплушки»,​слов узнал я ​

​родился до войны.​Разве этому есть ​
​девчонок,​Что уже не ​
​Оставляла война сирот.​горя много,​
​маленькими очень,​и ночи​

​Она детей от ​— детство и война.​всех людей одна.​
​слабенькие плечи​А. Иоффе​
​Пройдя перекрестки крутые,​века​На высохшей детской ​
​Холмы Пискарёвского поля​Бараков, продрогшие стены,​

​Землянки. Теплушки. Заводы...​
​Мы метили вдовьи ​
​дат,​железных​
​нёс.​

​Симфония крови и ​
​мы в войну ​
​К нам в ​Его я узнал ​
​им война.​Что они ЛЮДИ,​

​что она — Россия.​
​Когда она была ​Посреди летающих смертей​Его глазенок.​
​Забыть о том,​
​от крови пятна​Услышьте их и ​

​в последнем крике,​
​«Неужто память жгучая ​тьмы,​чумы.​
​Прошедших войн трагический ​
​воздвигнут в Польше,​горелом:​

​сразу постарела,​Хлеба растят и ​
​век,​И в чём-то обеднеет целый ​Мечты их не ​
​пламени войны.​
​И за ребёнка ​

​Лежит убитая сестра.​
​его спалили,​Три года прожил ​
​От прежней жизни ​Последний гражданин села.​И мы.​
​—​


Дети поют о войне

​ржаные,​

​Женщины хвалили нас:​«На-ше де-ло пра-во-е», —​
​Нас, ребят,​идешь домой,​
​Такой тяжелый хлеб.​Только до весов ​
​Убиты были — и не раз…​
​суждено​
​Жаль, что дожить не ​в обиде.​
​фрицев бить…​Священной той войны ​
​ступив назад.​Нас помнят Курск ​
​в снегах.​Как смерть испытывала ​
​А мы не ​
​Мне, как прощение вины,​И памяти семейной ​
​голос звал…​
​В боку цветок ​с сестрою прочь​
​Подкрались самолёты наши.​
​горле жажды стон…​
​И поезд нас ​Опять сидим в ​
​с сестрою.​
​За ним немецкий ​
​Пошла на свет ​
​в нише.​
​Детишки в кучу, словно мыши,​запах сажный.​
​Пытается, не сдавшись в ​
​Шероховатость влажных стен​Перевернув всю жизнь ​
​Уединившись, так тужилось…​в детдом…​
​пощадила…​Хоть сплошь тогда ​
​Война! Проклятая война…​мать,​
​А деревня боялась ​
​Вспоминал тебя где-то и где-то…​Ты молчал на ​


МОСКВИЧИ

​спине окаянной.​

​Как ты шел ​руки.​
​И стонал…и молчал, и молчал,​А потом вспоминать…на века,​
​Озаряя пространства до ​болит.​
​А в глазах ​Пропадает к отряду ​

​лесах.​Ты погиб в ​
​герою — Саше Чекалину​
​На миг опередил ​Летела с фронта ​
​лица​И пересилив боль ​

​Встречал последний свой ​
​навылет,​
​И вспоминал сестру ​лежал в воронке…​
​Степан Кадашников​Я, мама, на посту —​

​А сердце-то, как правило,​
​Своё мне отдала.​с погонами,​
​Откапывала раненых,​
​Дрожал огромный дом.​

​Она всегда с ​
​мала.​У ней косичка ​
​и нет.​Шинель до самых ​
​— мы видели —​


Не играйте, мальчики, в войну

​Военная сестра.​
​Моя сестра ​
​Только в косах ​Горя горького череда.​
​Тяжела эта сумка ​глазах белый свет…​
​Треугольник – живой! Удача!​

​В деревнях – старики да дети,​
​Ей с утра ​Как в далеком-далеком вчера.​
​Слава Богу, отец с фронта ​окрест.​
​С сумкой кожаной ​Письмоносица, почтальонка,​

​​
​О, матери стран малых ​не сохранят?»​Из бликов пискаревского ​
​Глядят нам в ​жизней —​
​Чтоб в памяти ​рост?​

​И грусть с ​
​Для жизни, счастья, мира и труда.​
​Тех, кто горшки из ​Над взрослыми серьезными ​
​радости не брызнет​

​Тринадцать миллионов детских ​

​каменный Цветок.​
​камни, что сильней столетий,​
​приносили.​
​Их похоронили в ​
​Сколько не услышит ​
​слезы,​
​У Дороги Жизни ​Подойдите ближе, головы склоня.​
​горячим всех детей ​
​Памятью нетленной о ​– сглаженной, спрямлённой,​
​все страной не ​
​монумент, расспросить,​
​И осталась на ​
​к сердцу дрожащую ​
​войне:​
​О совсем незнакомых, безвестных, но всё же ​
​скорби и славы ​
​их остывшим телам,​Ленинградские дети – далёко от дома ​
​детей.​
​лычковцы считали своей.​И клялись отомстить… Разве можно всё ​
​Разве можно забыть, как детей по ​
​Мы трагедию эту ​
​плотью земля и ​
​крыльях кресты,​И метались по ​
​Но пилоты спокойно ​
​Им в прицел ​
​Что детей отправляют ​
​в Ленинграде в ​Ленинграда, двенадцать вагонов,​
​безоблачный день сорок ​
​нам стало Лычково ​
​Держат в памяти ​
​Памяти ленинградских детей, погибших на станции ​
​работает и бровью ​
​девчат.​
​На грудь ему ​его снимать.​
​токаря, пожалуй, лучше нет.​нем идет,​
​Туда Василь  Васильевич ​

​Б. Ласкин, 1944​

​Хотите, вы верьте,​обнял и​

​В которую верили ​Будто молился;​
​никому надевать он.​
​– Возвращайся скорее!​
​раз​
​стройку.​потом она и ​
​Телогрейка ​И съесть – взахлёб!​
​снова искупалась!​прохожих!​
​рукой​А светлые мальчишечьи ​
​​На поле умирает ​
​мгновений:​Растут его таинственные ​
​И, слава богу, отменён диктант.​
​вдоволь.​
​В очередях намёрзшиеся ​
​Находим автомат на ​Э. Портнягин​
​И сказали: «От расплаты​встречались сразу​
​окно глядел немецкий​Как тюрьма.​
​В эти дни.​
​Шел урок.​С. Маршак​
​И он, прижавшийся к шинели,​
​Он знал, что где-то недалече,​По грудь проваливаясь ​
​Не проложила путь ​своим дыханьем​
​И вслед ему ​
​дорогу​
​Накинув старый зипунишко,​в золе,​
​Тревожно смотрят на ​
​С. Михалков​Три тысячи двести ​

​–​
​– на колени!​Сотен тысяч людей​
​Чехи, греки, евреи,​Одежду убитых считали?​
​ноги​нашлось​
​проклятый,​
​Или русская девочка ​
​«Обувь детская. Ношена.​и детской.​
​С аккуратностью чисто ​Кто такие мальчики ​
​Повидали мальчики – храбрые солдаты –​
​Поднимались мальчики по ​побег на месте,​
​Попадали мальчики в ​Уходили мальчики – на плечах шинели,​
​Как будто ей ​заметней​
​А. Барто​
​Подобными делами.​заменой.​
​гастрономе.​
​На ней ни ​
​Всегда найдётся дело.​
​Мать вечно на ​
​И по такой ​и беды.​
​Одежды не хватало ​
​голода и страха,​
​Нужны были и ​
​Всем было трудно, трудно для страны,​печали.​
​Словно призраки, бледны,​
​Я на вечный ​
​Получу «отлично» я —​
​Может, для примера мне​
​И далекий бой ​
​В падеже родительном:​
​«а»,​
​На перо дышу,​Его недетские глаза.​
​Его, как друга, в темный вечер​русоголовый​
​Увидели его глаза.​
​Но по щеке ​
​Ночь скоротавши, как зверек,​Никто не обнял ​
​По солнцу – прямо на восток.​
​И не находит ​
​теплом пепелище,​
​хат.​следы.​
​Нашей невской студеной ​
​зеленых,​
​Хлеба ты у ​зноем,​
​Я тебе открывала ​
​дышится,​
​вырыты,​
​мальчонку,​Всё нынче, как спросонку,​
​дому шёл большой ​Мы вмяли в ​
​пузырём.​И вот мы ​
​— Да где же, где?.. — А дайте я ​И вдруг к ​
​— не выглянуть из ​улицу. Огонь врага был ​
​узнал бы я ​
​Л. Твардовский.​Тех варваров, тех дикарей,​
​Омой его земли ​
​Такой позор и ​Ты миллионы лет ​
​тоске глухой,​
​Две жизни и ​
​глаза. И заалела кровь,​
​Чтобы тебя живым ​
​он вонзается, как нож.​
​Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь?​
​дороже,​Все понял, понял все малютка.​
​Еще не старой ​
​Что вырвалось у ​
​испуг,​
​Его листва. Сгущалась мгла вокруг.​
​В последний раз ​
​Своими видел я ​
​Я не забуду ​
​над землею,​
​Окинул обреченных… Мутный дождь​
​У края бездны ​И яму рыть ​
​ними виноват.​седой солдат​
​я осознал – Что бога нет!!..​
​я в те ​
​аккуратно​
​И их глаза ​
​остановиться в порыве ​
​Раскачиваясь, жутко выли, то ли казнясь, то ли молясь.​
​тётки с узелками​Отталкивая нас назад, они рыдали и ​
​Сквозь неудержанные слёзы, найти поласковей слова.​
​душой.​
​беды чужой,​
​мешок.​на самом деле ​
​Скупой военный разговор ​Скелетики в товарняках ​
​Состав вздохнул и ​
​не греметь,​
​И на платформу ​
​И очень юный ​
​О том, что завтра будет, мы не говорили ​постепенно вовсе смолк.​
​сорок пятом ​
​И, пусть мы были ​
​Года пройдут, но эти дни ​
​матерью была.​
​А были вместе ​
​Была судьба у ​
​Упала нам на ​
​​на целом свете​
​Той большой и ​
​и горестный, и светлый,​вас немного.​
​Каждый на своем ​
​слабеньких плечах​нетопленных квартирах,​
​пору досыта не ​немыслимой вернулись.​
​У станков стояли, как бойцы,​
​Детям, пережившим ту войну,​— Ну, сирота. — И тотчас: — Дядя,​
​спрашивать не лень.​
​Досады давнишняя тень.​
​Стремглав попутные машины​Всему суровый  вес ​
​Привал устроил на ​Твардовский 1943​
​На той войне ​судьбы далекой,​
​полу придержал…​
​Далеко шапка отлетела.​на льду.​
​Две строчки о ​
​на снегу.​
​Не выпускай, боец, винтовки,​
​Угнали маму со ​он на свете,​
​и избы.​Испуганный котёнок белый,​
​Среди сугробов и ​
​Больше вам добрых ​
​разной молвы.​
​годами искали…​
​Братья и сёстры ​
​Дети войны игрушек ​дни?​
​Детским сердцам непонятны ​
​них просто стреляли,​Их поджигали, топтали… Война…​
​голодали…​Кровь и расстрелы. Горела страна…​
​жили. Не все выживали.​знали.​
​И стоят часовыми ​Над детьми, что убила война,​
​Что страшнее жары ​
​Но боятся они ​
​невзрослых детишек?..​Знает кто о ​
​Вы смотрели в ​
​Светлого, ясного, пышного!​
​Жертвой житейской коллизии?​
​жестокие?​Перебирает по лестнице.​
​Робко гуляет по ​и радостных дней!​
​Где ж вы, родные мои, отзовитесь?!​
​они.​
​колосья играли,​Дети войны, как же вы ​

​глазах.​

​Светлана Сирена.​Победу нынче празднует ​

​дому девчонка:​Но в тишине ​

​на фронте автомат.​летала злою птицей,​

​свете — ты и я…»​взрывались,​

​Девчушка в изувеченной ​дома не был!»​

​у порога.​Но вот окончилась ​

​не знали.​Как вы от ​

​все годы жить​И ад ворвался ​

​Рассветы мирные встают,​

​41 года​Хотите, вы верьте,​

​обнял и​В которую верили ​

​Будто молился;​никому надевать он.​

​– Возвращайся скорее!​раз​

​стройку.​потом она и ​мельком увидал.​

​Случайно на танец ​

​вальс вспоминая,​От дома, родных и подруг.​

​лето,​По первому фронта ​

​до конца.​

​Здесь наши сроднило ​Что видел лишь ​

​мельком увидал.​Случайно на танец ​

​Наверное, не ведала Земля.​

​старшины.​Не сладким поцелуем ​

​сила​Звучала клятва...​

​его лица.​

​Девчонок он ещё ​

​искренних речей.​

​усталые вагоны.​

​Папа, милый! Вот он, рядом!​спросит снова,​

​И, по-взрослому, солдаткой​От девчонки малой ​

​виноваты​Папу где-нибудь встречал?​

​«Я спою, — в ответ девчонка, —​Чьи-то братья и ​

​Льётся песня нежно, звонко​(З. Александрова)​

​И тихо говорит:​

​— Уж больно ты ​

​Она в подарок ​

​Военная сестра,​

​В дымящие развалины​Шумел пожар над ​Над нашим домом ​

​Моя сестрёнка — смелая,​Что ей семнадцать ​

​мерили,​На складе говорят.​

​Большие сапоги.​

​Она ещё вчера.​руки​

​Мирное​Устало стоите.​Солдатские прачки​

​С жёсткой солдатской​

​Своими ручонками​Давно ль​

​Солдатские прачки​Солдатские прачки​работает и бровью ​

​девчат.​На грудь ему ​

​его снимать.​токаря, пожалуй, лучше нет.​

​нем идет,​Туда Василь Васильевич ​

​Василий Васильевич​

​полно седины.​Письмоносице, почтальонке​слишком,​

​Защемит у девчонки ​Коли серый казенный ​

​Бабы – в поле, то сеют, то жнут.​– с сумкой наперевес.​

​Не лиши только, Боже, надежды…​пишет –​

​Дома двое младших ​

​наперевес​По прозванию Нюрка-беда.​

​Стихи о почтальонке​О, матери стран малых ​

​не сохранят?"​

​Из бликов пискаревского ​Глядят нам в ​жизней -​

​Чтоб в памяти ​рост?​

​И грусть с ​Для жизни, счастья, мира и труда.​

​Тех, кто горшки из ​Над взрослыми серьезными ​

​радости не брызнет​Тринадцать миллионов детских ​каменный Цветок.​

​камни, что сильней столетий,​приносили.​Их похоронили в ​

​Сколько не услышит ​слезы,​У Дороги Жизни ​

​Подойдите ближе, головы склоня.​горячим всех детей ​

​Памятью нетленной о ​– сглаженной, спрямлённой,​

​все страной не ​монумент, расспросить,​

​И осталась на ​к сердцу дрожащую ​войне:​

​О совсем незнакомых, безвестных, но всё же ​

​скорби и славы ​

​их остывшим телам,​

​Ленинградские дети – далёко от дома ​детей.​

​лычковцы считали своей.​И клялись отомстить... Разве можно всё ​

​Разве можно забыть, как детей по ​Мы трагедию эту ​

​плотью земля и ​крыльях кресты,​

​И метались по ​Но пилоты спокойно ​

​Им в прицел ​Что детей отправляют ​

​в Ленинграде в ​Ленинграда, двенадцать вагонов,​

​безоблачный день сорок ​нам стало Лычково ​Держат в памяти ​

​(А. Молчанов)​Тех, кто остался на ​

​колышет,​Выплыла только лишь ​и смяло.​

​Злобно завыли в ​

​Девочка, куклу обняв, задремала.​баржу потянул.​Девочка куклу к ​

​в неё.​(А. Молчанов)​

​вновь скорбный текст ​

​Что мы плачем ​братской могиле​знамёна,​

​кладбище, старом, зелёном,​Они рвутся уже ​

​Ведь она где-то рядом, неслышно, незримо...​Радость робко прорвалась ​

​были не в ​и вой души ​

​вагонов скорее!.."​"Что случилось?" – "Налёт. Выходите быстрее!.." –​

​Паровоз отцепился, поехал пить воду.​Всё спокойней дышалось ​

​Наконец, твёрдый берег – уже за блокадой!​надо!..."​

​Затемненных домов неживые ​ленинградские дети.​

​года​это, может быть, обломок детства​дотянулась до нее ​

​поверит,​куклу затоптала у ​

​и желанной эта ​

​просила​

​воды,​но никто не ​

​Над платформой пар ​памяти потухло,​

​резкий звук...​Он падал, издавая вздох тяжелый.​Я видел: плакали, как дети, реки,​

​Бессильных женщин, худеньких ребят...​Они стояли, кучка дикарей,​

​погнали матерей...​мне постыла,​

​Но у мужчин ​И не снимали ​

​образцовы.​

​От взрослых дети ​могли​

​И дети думали ​не понять,​

​Трудились – мучили детей.​

​хлеба!​неба.​В цветочных росах ​

​На лицах торопящихся ​Так хочется дотронуться ​

​смолкает канонада,​Ещё не знал, кого из них ​

​А девушки, придя со смены ​Их командир, хоть был он ​

​хлеба чёрствый ломтик,​

​ПВО.​

​Ты этого не ​

​Чем тогда…​года,​

​Паспорта.​Нам в сорок ​

​Мы так и ​(С. Маршак)​

​Пока не отомстишь ​двора,​

​А что узнал ​

​Стоит белоголовый Петя​Обломок печки и ​

​воронок​

​Ударит об стенку.​— Ах ты, Петька, мой родной!​Вынул я портрет ​

​Я майора обнимаю,​Он и меня ​

​Вдруг — я смотрю —​пришли? —​

​одни​Маме работать​

​видели​Мелькнул платок её​

​Фашистский часовой​Братишка был​

​Мне не забыть,​

​Она звала меня​токаря,​Мне не забыть​

​рот открыть.​

​И как им ​И на лице, в глазах, похоже, –​

​– в рот.​Горбушка хлеба, две картошки –​узелком​

​В пилотке мальчик ​Теперь мой дом ​

​своей земли.​Которыми я плакал ​

​этого мальчишку,​Ты это горе ​

​Ты говоришь, что есть еще ​лафете спал.​Отец был ранен, и разбита пушка.​

​Был исцарапан пулями ​этом свете​

​на лафете.​срок.​

​Это тоже месть...​Выбрать «тишину»?​

​еще,​

​Нет — чего?— «войны».​

​Сразу, без сомнения,​Опускаю голову​

​(С. Маршак)​У ворот​

​Чтобы в ней ​

​К нам в ​голой,​

​стояли фрицы​

​деревенской​(Б. Пастернак, 1941 г.)​Вифлееме.​

​За это поплатиться.​Не сможет позабыться ​

​Страшная сказка​И он, прижавшийся к шинели,​Он знал, что где-то недалече,​

​По грудь проваливаясь ​Не проложила путь ​

​своим дыханьем​И вслед ему ​дорогу​

​Накинув старый зипунишко,​в золе,​

​Тревожно смотрят на ​Десятилетний человек​

​Снятый Гитлером с ​преступлений.​

​Час расплаты пришел!​Запах тлена и ​

​О спасенье пытались ​

​Где вешали, жгли и пытали,​

​Кроме той, по которой​

​девятый"?​сюда, в этот склад,​

​В Мелитополе? В Кракове? В Вене?​"Три тысячи двести ​

​лежал​Детский ботинок​

​Показали мальчики за ​сражений, на броне покатой​

​Не хотели мальчики ​собаки.​степями,​

​Я помогаю маме.​

​той далёкой,​


​Мужчина. Старший в доме.​С трёх карточек ​
​Подметена квартира.​​Квартира опустела.​​Я должен жить ​​Мужчина​​Пошутишь с ней, – молчит в ответ.​​На детском личике ​
​​